[ Вход · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 2
  • 1
  • 2
  • »
Модератор форума: Elfik, sweet_hell, pyca  
Форум » Творческий форум » Собственные произведения » Проклятая сила (вампиры, ведьмы, демоны, ЛР)
Проклятая сила
Мишель2447Дата: Воскресенье, 30 Октября 11, 15:48 | Сообщение # 1
Chosen
Группа: Пользователь
Сообщений: 28
Награды: 6
Репутация: 9
Статус: Offline

Обложка: Олька


Глава 1

1993 год

Ночь. В просторной спальне спала девушка, ее длинные каштановые волосы разметались по нежно-розовому шелку подушки, милое личико было безмятежно спокойно, как и ее сон. На улице бушевала буря, гремел гром, и капли дождя били по стеклу. Вдруг раздался дверной звонок.
Девушка открыла глаза и привстала на постели. Опустила ноги на пол, который на удивление оказался холодным, обув тапочки, и вышла из комнаты. Зевая, она спустилась в гостиную и подошла к входной двери.
- Мэттью, я, конечно, все понимаю, но мог бы вернуться и утром, чтобы не будить меня среди ночи. И вообще, у тебя свои ключи должны быть... - недовольно проговорила она, затем отперла замок и распахнула дверь. Ей в лицо ударил ветер с дождем. Но на крыльце никого не оказалось.
- Это не смешно, Мэттью, - крикнула девушка и осторожно одной ногой переступила порог, вглядываясь во тьму. Холод пробирал до костей, но она даже не обращала на это внимание. В душу закрадывался страх. Ей казалось, что она не одна.
' Кто же звонил? - недоуменно подумала девушка. - Может, мне приснилось?'.
Вздохнув, она, закрыла дверь, затем устало привалилась к ней спиной и прикрыла глаза.
' Ну все, Элли, ты начинаешь сходить с ума', - мысленно сказала девушка. И уже хотела было со спокойной душой идти спать, как услышала странный шорох, доносившийся из гостиной.
Элли резко открыла глаза, которые стали странно светиться в темноте. И сменили обычный голубой цвет на карий, но совсем не похожий на человеческий.
Девушка оттолкнулась от двери и с нечеловеческой скоростью переместилась в середину комнаты. Сжала руки в кулаки и оскалила длинные клыки.
- Покажись, я знаю, что ты здесь, - прошипела она, переводя взгляд с одной части гостиной на другую. Элли не слишком четко видела в темноте, но прекрасно различала отдельные предметы.
Вдруг из-за угла комнаты вышла высокая мужская фигура.
- Не ожидала? - спросил незнакомец и, подойдя к тумбочке, стоящей возле белого дивана у стены, зажег светильник. Гостиную залил мягкий приглушенный свет.
- Как это возможно? - с дрожью в голосе спросила Элли, не сводя взгляда с мужчины и медленно отступая назад.
- А ты думала, что я позволю тебе пользоваться моими вещами безвозмездно, - проговорил незнакомец. С виду ему было лет сорок, казалось, самая обычная, ничем не примечательная внешность, если бы не глаза. Они прожигали насквозь, от их взгляда бросало в дрожь. По ним сразу было видно, что от этого человека лучше держаться подальше.
- Я...я не хотела. Я просто изучала тот пергамент. Это моя работа разбирать и анализировать древние вещи, - Элли старалась говорить спокойно, но голос все равно дрожал. Клыки и глаза девушки уже приобрели обычную человеческую форму.
- Моя дорогая вампирша, ты даже не представляешь, насколько влипла. Но за одно могу сказать тебе спасибо: ты освободила меня. Сотни лет назад пара охотников засунула меня в клетку на границе миров, с помощью заклинания на свитке, который ты изучала.
- Я знаю эту легенду, - кивнула Элли, при этом соображая, что нужно этому мужчине и как выкарабкаться из этой ситуации. - Но я не понимаю, каким образом ты выбрался?
- Я один из самых могущественных демонов. Чтобы заключить меня в клетку, охотникам пришлось пожертвовать своими жизнями. Заклятие было очень сильное, оно могло до скончания времен держать меня взаперти. Но нарушить его легче простого. Надо было лишь перечитать его заново и отделить, прикрепленную к нему руну. Что ты и сделала.
- Но ты пришел сюда ведь не для того, чтобы сказать мне спасибо, - сказала Элли, пятясь к лестнице.
- Прости, но я совсем неблагодарный, - с преувеличенным сожалением вздохнул демон. - Ты вампирша, но в тебе есть и другая сила. Ты родилась с ведьмовским даром, могла бы прожить всю свою жизнь, его не замечая, так как он очень слаб. Но когда тебя обратили в вампира, он возрос. А я любитель собирать редкие таланты. Рожденная ведьма и вампир в одном лице. Удивительно. Без обид, но ты сама виновата - не нужно было, случайно или нет, меня освобождать.
Элли помотала головой и поднялась на одну ступень лестницы.
- Уходи отсюда, - выкрикнула девушка.
- А ты прогони меня. Покажи свою силу.
Элли, дико взревев, бросилась на демона, но тот легким движением откинул ее прочь. Девушка врезалась в стену и тяжело рухнула на пол.
- Ты, кажется, сама не знаешь своей силы. И плохо еще то, что ты - не рожденная вампирша, - задумчиво произнес демон и наклонился к Элли. - Я чувствую в доме мощную энергию, но она исходит не от тебя. Твоя не сравнится с ней. Кто еще в доме?
Вампирша, морщась, попыталась подняться на ноги, но мужчина крепко схватил ее за волосы и сказал:
- У тебя есть ребенок. Ну что ж, он мне подойдет больше.
Демон за волосы поднял Элли на ноги и прибавил:
- Сегодня я добрый и зато, что ты освободила меня, я оставлю тебя в живых. Но ребенка твоего заберу.
- Нет, нет, возьми лучше меня, - взмолилась вампирша, по ее щекам потекли слезы.
В ответ демон со всей силы ударил Элли головой об стену. Девушка, потеряла сознание и упала на пол.
А мужчина неспешной походкой стал подниматься по лестнице на второй этаж...


Сообщение отредактировал Мишель2447 - Понедельник, 31 Октября 11, 00:10
 
SabrinaДата: Воскресенье, 30 Октября 11, 20:31 | Сообщение # 2
Сharmed
Группа: Dark Slash
Сообщений: 164
Награды: 38
Репутация: 44
Статус: Offline
Что ж, я так понимаю, это предыстория? Вполне хорошо. Вот только странно, что демон говорит спасибо, что выпустила, а потом, мол, не надо было меня выпускать, а еще потом, в благодарность за... ))))

Я иду, пока идется, используя сто процентов моих сил. Беру, что хочу, чего не хочу, не беру. Это и называется жить.
 
Мишель2447Дата: Воскресенье, 30 Октября 11, 21:51 | Сообщение # 3
Chosen
Группа: Пользователь
Сообщений: 28
Награды: 6
Репутация: 9
Статус: Offline
Quote (Sabrina)
Что ж, я так понимаю, это предыстория? Вполне хорошо.


Здравствуйте, да это предистория, точнее ее начало)
Quote (Sabrina)
Вот только странно, что демон говорит спасибо, что выпустила, а потом, мол, не надо было меня выпускать, а еще потом, в благодарность за... ))))


Ох, ну тут как... Демону конечно же хорошо, что она его выпустила, он теперь свободен... А вот для самой Элли и остальных это совсем не хорошо, вот он и имел в виду, что зря она его освободила на свою голову. Как-то так, не знаю понятно ли у меня получается обьяснить...

Спасибо за отзыв.

Вот продолжение:


Глава 1(Часть 2)


В комнате с милыми обоями, на которых были изображены герои мультфильмов, заваленной мягкими игрушками, спала девочка лет семи в обнимку с плюшевой собачкой.
Тут порыв ветра так ударил в окно, что стекла задрожали. Малышка проснулась, приподнялась на постели и протерла кулачками сонные глаза.
По комнате блуждали тени, принимая образы различных чудовищ, порождая страх в сердце маленькой девочки. Ветер и дождь за окном еще больше омрачали картину.
- Ты не должна бояться темноты, - говорил как-то малышке отец. - Она наш друг.
- Но там темно, - настаивала девочка. - Все мои друзья из подготовительного класса боятся ее. Мне рассказывали, что в ней водятся чудовища.
Отец опустился на корточки и заглянул дочери в глаза:
- Кэти, ты знаешь, что не такая как твои друзья. И в темноте ты видишь лучше, чем они. И должна понимать, что там нет никаких монстров. Они не придут к тебе...
'Пусть папа и говорит, что бояться нечего. Но мне все равно страшно', - подумала девочка и потянулась к прикроватной тумбочке и включила светильник. Комнату заполнил свет, прогоняя тени и вместе с ними страхи девочки.
Малышка слезла с кровати и, поправив свою белую пижамку с Микки Маусом, покрепче обняв игрушечную собачку, вышла из комнаты.
Она хотела пойти спать к маме с папой, как всегда делала, если просыпалась ночью. И уже было направилась по коридору в сторону родительской спальни, как услышала доносившийся снизу из гостиной голос матери и еще какой-то незнакомый голос.
' У мамы гости?' - мелькнуло в голове у девочки, но в ее душе почему-то поселилось тревожное чувство.
Малышка направилась в гостиную, хотя инстинкты ей говорили: 'Не ходи туда! Беги!!! Прячься!'.
Не послушав их, девочка подошла к лестнице, ведущей в гостиную, и застыла, увидев незнакомого мужчину в черном пальто, который швырнул маму об стену.
Чтобы не закричать, девочка закрыла рот рукой.
Первой мыслью ребенка было броситься вниз и помочь маме.
'Ты слишком мала. А он даже сильнее мамы', - отдернула себе девочка и медленно, стараясь не дышать, отошла от основания лестницы и присела на корточки.
Незнакомец говорил что-то про силу ведьм. Малышка в этом ничего не понимала. А когда он сказал о ребенке, то со страхом осознала, что ему нужна она.
Потом мужчина так ударил маму, что она упала на пол и больше не двигалась.
По щекам девочки потекли слезы.
'Где же папа? Почему он уехал по своим делам тогда, когда так нужен здесь'.
Малышка ползком стала отодвигаться от лестницы в коридор. Оказавшись там, она поднялась на ноги и лихорадочно стала соображать, куда ей спрятаться. Сердце колотилось так, что казалось вот- вот вырвется из груди.
'Надеюсь, с мамой все в порядке. Этому мужчине нужна я. Значит нужно спрятаться, а пока он уйдет меня искать, выбрать случай и спуститься к маме. И мы сбежим на улицу', - придумала план действий маленькая девочка.
- Все будет хорошо, - шепнула она плюшевой собачке и крепче прижала игрушку к себе. - Тебя я тоже не брошу.
Потом девочка прошмыгнула в дверь комнаты для гостей. Стала искать глазами, куда спрятаться, как дверь за ее спиной распахнулась, и на пороге появился демон.
Девочка вздрогнула и обернулась.
- Думала спрятаться от меня? Тебе бы все равно не удалось, я чувствую твою силу, - сказал мужчина, входя в комнату. За его спиной дверь сразу захлопнулась.
Девочка попятилась и скоро уперлась спиной в стену.
Демон щелкнул выключатель. От внезапно вспыхнувшего яркого света у ребенка сначала заболели и заслезились глаза, через пару секунд это прошло.
- Не бойся меня, - мужчина подошел ближе. - Меня зовут Айрис, а тебя?
- Кэтрин, - ответила девочка и увидела перед собой лицо мужчины с такими страшными глазами, что ей захотелось закричать от ужаса. Они были холодными, пустыми и... мертвыми.
- Кейт, Кэти, - протянул он, как бы пробуя имя на вкус.
- Кэтрин, - упрямо повторила девочка. - А Кэти меня могут звать только мама и папа и мои друзья. Но не вы.
- Почему? - с усмешкой спросил демон.
- Вы плохой. Вы обидели маму. И вы должны уйти из этого дома, - голос ребенка дрожал, но она все равно бесстрашно посмотрела в глаза Айрису.
- А что будет, если я не уйду? - с иронией продолжил мужчина, с интересом смотря на девочку.
- Мой папа вернется и убьет вас, - ответила она, крепче прижимая к себе собачку.
Айрис засмеялся.
- Малютка, извини, но ему это не удастся. Ты даже не представляешь, кто я такой. Чтобы разобраться с твоей матерью мне понадобилось не больше двух минут. А на твоего отца уйдет минуты три. Вам, вампирам, тягаться только с охотниками и оборотнями, а не с более высшими силами.
- Ты не знаешь моего папу, - сказала девочка, ей было очень страшно, но она старалась не показывать этого.
'Папа обязательно скоро приедет', - утешала она себя.
- Его здесь нет. И сомневаюсь, что он успеет к тому времени, как я здесь закончу, - усмехнулся демон.
- Тогда я тебя остановлю, - твердо сказала Кэти.
' Я не сдамся, пока не умру и сделаю все, чтобы прогнать его. Это дом мой и моих родителей. И я тоже должна защищать семью', - мысленно решила девочка, ее страх быстро улетучился. На смену ему пришла холодная решимость.
Айрис в удивлении поднял брови.
- В такой маленькой девочке столько храбрости. А сколько в тебе силы. Ты уникальна. Чистокровная вампирша и ведьма в одном лице. И не просто рожденная кровопийца, похоже, твой отец из древнего рода... В сочетании со всем этим ты прекрасна, - восхищенно проговорил демон, его мертвые глаза оживились. В них появился странный блеск.
Кэтрин удивленно посмотрела на Айриса.
- Я кто? - прошептала она и прибавила, смешно поджав губы: - Я не похожа на сгорбленную старуху с крючковатым носом. Мама говорила, что ведьмы так выглядят.
Айрис снова засмеялся и выговорил:
- Да, ты еще такая забавная.
Потом он вздохнул и задумчиво произнес:
- Я хотел убить тебя и забрать твои силы. Но теперь передумал. Я заберу тебя с собой. Ты станешь моей помощницей. Я помогу тебе развить все твои способности. Вместе мы покажем этому миру, кто здесь хозяин. Люди станут нашими рабами. Все что мне нужно это твое согласие. Ну, пойдешь со мной?
- Нет! Никогда! Я не хочу быть плохой и причинять вред людям! - воскликнула девочка, еще больше вжимаясь в стену.
- Чему тебя учат твои родители? - демон скривил лицо. - Люди для вампиров пища, а ты их защищаешь.
- Мой папа не убивает их. И я тоже никогда не буду, - сказала Кэтрин.
Демон зашелся смехом.
- Ты еще слишком мала и не знаешь, как вампиры зависимы от крови, - отсмеявшись, сказал он. - Тебе будет плохо жить среди людей с такими убеждениями. Это сейчас мама с папой наливают тебе в кружечку кровь, когда ты хочешь есть. Сомневаюсь, что в будущем ты сможешь питаться только донорской кровью.
- Мама еще готовит мне блинчики, картофель, пироги и многое другое, - сказала девочка.
- И неужели это тебе вкусно? - спросил Айрис, сдвинув брови.
- Конечно, иначе я бы это не ела, - ответила Кэти, пожав плечами.
Демон два раза хлопнул в ладоши.
- Браво, браво, - восхищенно проговорил он. - Вампирша, которой вкусна человеческая еда. Ну, в принципе, я знаю, почему ты такая, - задумчиво прибавил он, а потом его лицо потеряло все эмоции. Демон добавил:
- Ладно, больше не будем тратить время на пустые разговоры. Последний раз спрашиваю: ты пойдешь со мной?
- Я же сказала, нет, - прошептала девочка.
' Я никогда не буду плохой, - мысленно сказала она себе.- Пусть лучше я умру'.
- Я пытался вести себя с тобою по-хорошему, - прошипел Айрис, его глаза наполнились гневом. - Все, я больше не буду с тобой любезничать.
Демон схватил девочку за волосы, намотал их на руку и приблизил к себе.

Добавлено (30 Октябрь 11, 21:51)
---------------------------------------------
От боли у Кэтрин выступили слезы на глазах, но она не произнесла ни звука. Лишь еще крепче прижала к груди плюшевую собачку, которую до сих пор не выпускала из рук.
'Он не дождется моих криков. Мой папа учил меня быть сильной', - пронеслось в голове у девочки.
- Если ты не согласишься. Я убью тебя, заберу все твои силы, превратив тебя в иссохшую мумию, - прокричал демон ей на ухо.
- Я не пойду с вами, - стиснув зубы от боли, повторила Кэтрин.
Айрис топнул ногой от злости.
- Глупая маленькая девчонка! - воскликнул он и посмотрел на игрушку в ее руках. Потом вырвал ее, а девочку оттолкнул к стене.
Кейт больно ударилась спиной и сползла на пол.
- Не трогай Бобби, - закричала девочка, поднимаясь на ноги.
Айрис посмотрел на игрушку в руках.
- Тебе она дорога? - спросил он, переведя взгляд на Кэтрин.
Девочка молчала, сжав руки в кулачки.
' Если я ему скажу, что дорога, он причинит Бобби зло', - подумала она.
Но демон все и так понял. Взяв собачку обеими руками, он одним движением разорвал ее на две части. Потом выкинул кусочки за спину.
- Нет! Нет! Ты убил Бобби! - закричала Кэти, слезы застилали ее глаза.
- Дура! Он итак был мертвым, - усмехнулся демон. - А сейчас и ты умрешь.
Девочка не слышала слов Айриса, она опустила взгляд на пол, туда, где лежали разорванные части игрушки. Ей вспомнилось, как мама с папой год назад подарили ей Бобби на день рождения. С тех пор Кэти с ним не расставалась, везде брала его с собой. Он стал ей другом, а ради друзей Кейт готова на все...
- Дети, что человеческие, что вампирские. Ничем вы не отличаетесь, игрушки, сказки. Ой, ты убил моего Бобби, - передразнил девочку демон.
- Он был моим другом, - твердым голосом произнесла Кэти и подняла голову. Она перестала плакать, а в глазах появилась холодность.
- И что, ты будешь мне мстить? - усмехнулся Айрис. - Может ты и владеешь силами. Но еще слишком мала, чтобы их использовать. Да и пусть ты бы могла их использовать все разом, я тебе все равно был бы не по зубам.
Кэтрин крепко сжала кулачки.
' Он ударил маму, убил Бобби. Это ему даром не пройдет', - внутри девочки увеличивался гнев, а вместе с ним появилось какое-то странное новое чувство. Сердце бешено заколотилось в груди, клыки выросли, а в зеленую радужку глаз будто капнули черных чернил. Чернота полностью залила радужку, слившись со зрачком. В этих глазах было что-то дьявольское, а лицо Кэти потеряло всю невинность - это была другая Кэтрин ее темная сторона, смешанная с генами вампира и ведьмы.
Демон наблюдал за ней с кривой усмешкой.
- Не впечатляет меня твоя вампирская сущность, а на ты еще не способна, - выговорил он и прибавил:
- Пора с тобой закончить.
Глаза Айриса засветились красным, а губы зашептали заклинание на древнем языке. Но тут он перестал шептать и воскликнул в удивлении:
- Как ты это делаешь? Как ты противишься моей древней магии? Это невозможно! Кто же ты такая?
В ответ девочка пристально посмотрела на Айриса, а потом на стену. И демона с такой силой ударило в стену, что она проломилась.
Кэти будто б очнулась. Ее глаза и зубы снова стали нормальными. И в ужасе она посмотрела на то, что наделала, испугавшись собственной силы.
Демон лежал без сознания. Но девочка знала, что он скоро очнется. И, подобрав части разорванной игрушки, побежала в гостиную.
' Как я смогла ударить его о стену?' - недоумевала она.
Спустившись по лестнице, подбежала к лежащей на полу матери.
- Мама, мама, - девочка, оглядывалась на лестницу, боясь, что Айрис очнулся и придет сюда, трясла Элли за плечо.
Девушка открыла глаза и дотронулась рукой до головы.
- Мы должны уходить, - дочь потянула ее за руку, заставляя встать.
Тут Элли вспомнила, что произошло, и, быстро сев на полу, схватила девочку за локти.
- Господи, Кэти, с тобой все в порядке. Я так перепугалась, что он сделает тебе плохо, - она прижала ее к себе. - Прости, это я виновата, что этот демон пришел. Прости меня.
- Он убил Бобби, - Кэти отстранилась от матери и показала игрушку.
- О, моя дорогая, не беспокойся, мы его воскресим. Я пришью детали, и он будет как новенький, - пообещала Элли, потом поцеловала дочь в щеку и поднялась на ноги.
- Я ударила Айриса глазами. Я только захотела, чтобы он улетел в стену, и посмотрела на него, - сказала Кэти.
- Молодец, моя девочка, тебе очень повезло, - Элли оглядывалась по сторонам. - Мы должны покинуть дом.
И, приобняв дочь, вместе с ней направилась к двери. Дернула за ручку, но дверь не открылась.
- Черт. Что это такое? - Сдвинула брови девушка.
- Мама, - прошептала Кэтрин, повернув голову назад.
Элли отпустила ручку и медленно повернулась.
На ступеньках лестницы стоял Айрис.
- Что, думали сбежать?- усмехнулся он, - но, боюсь, живыми вы отсюда не уйдете.
Элли закрыла собой Кэти.
- Ты не защитишь ее. Ты слишком слаба. Даже твоя дочь сильнее тебя, - демон спустился с лестницы. - Ты меня удивила, маленькая разбойница. Но тот фокус ты уже не повторишь, так как истратила всю свою энергию. А вот я могу пользоваться своей силой не в зависимости от подпитки.
Сказав это, он взмахнул рукой, и Элли откинуло в другой конец гостиной. Девушка врезалась в сервант. Во все стороны брызнули осколки. Элли сползла на пол.
- Ну что, малышка, продолжим? - демон двинулся к Кэти.
Девочка в панике посмотрела налево и направо, лихорадочно соображая, что делать. Но в голову ничего путного не приходило. Кэтрин схватилась за ручку двери, пытаясь ее открыть, но у нее ничего не выходило.
- Я зачаровал ее, - сказал Айрис.
Девочка прижалась спиной к двери, за которой находилось единственная надежда на спасение.
Демон двинулся к Кэти. Но тут кто-то со сверхъестественной скоростью пронесся по гостиной и прыгнул ему на спину.
Элли крепко вцепилась руками в его плечи и обхватила его талию ногами. Оскалила длинные клыки и впилась ему в шею. Айрис двинул локтем ей в лицо, голова вампирши запрокинулась назад. Тогда демон схватил Элли за волосы и отшвырнул от себя.
Вампирша упала на пол, но тут же поднялась и, оскалив клыки, зашипела:
- Ты получишь мою дочь только через мой труп.
- Да, точно, надо тебя, наконец, убить, - на губах демона заиграла улыбка.
- Нет, - Кейт кинулась к матери и закрыла ее собой.
- Как же я устал от вас, - зло процедил Айрис. - Пора одной из вас умереть, а другой перед смертью еще послужить мне.
- Я в этом не уверен, - раздался за спиной демона голос.
Айрис обернулся.
Возле лестницы стоял красивый молодой человек, с короткими темными волосами, и такими же, как у Кэти, ярко-зелеными глазами. Одетый в черное пальто до колен, джинсы. Шею обвивал полосатый серо-черный шарф.
- Мэттью! - воскликнула Элли.
- Папа, - радостно крикнула Кэти.
- Ах, вот и папочка, - усмехнулся демон. - Чистокровный вампир, да? Я чувствую это в тебе. Но то, что ты рожденный, не поможет тебе против меня. Мне интересно как ты сюда проник.
- Все свои силы отправил на защиту главной двери. А остальные ходы зачаровал слабо. Я разрушил заклинание на одном из них, - холодно ответил Мэттью.
- Так ты у нас тоже с секретом, - усмехнулся Айрис, осматривая парня с ног до головы.
- В детстве я перечитал много книг по магии. И кое-чему научился, - спокойно сказал Мэттью. - Убирайся отсюда, демон, тебе здесь не место, - в таком же тоне продолжил он.
- Мальчишка, ты хоть знаешь, кто я?
- Знаю, ты демон Айрис, питающийся сверхъестественными силами и энергией людей и других существ. В 1756 году двое охотников заключили тебя в клетку.
Демон сдвинул брови:
- Как ты узнал столько подробностей?
- В клане моего отца было много книг, - усмехнулся Мэттью. - А еще про тебя мне рассказал мой прапрадедушка.
- Ну конечно, - протянул Айрис. - Твой прапра старейшина Вириустет самый старый вампир из вашего рода. А твоя фамилия либо Страстенберг, либо Лестрейндж. Твоя жена обычная, превращенная вампирша, а ты - не просто рожденный. Твоя кровь чиста, в твоей семье не было ни одного обращенного. И поэтому в тебе заложены силы древних. От вас обоих Кэти получила вампирскую сущность. От матери ведьмовской дар, от тебя часть силы древних. Замечательно. Нет, я все-таки не убью вашу дочь. Выпить до конца не развитые силы неинтересно.
- Ты не понял? Пошел вон отсюда, - холодно произнес Мэттью.
- Ты, щенок, я не боюсь даже вашего старейшину. А тебя тем более. Ты не одолеешь меня.
- Я знаю, но могу на время остановить, - Мэттью вынул из кармана пальто серебряную пентаграмму на цепочке, внутри нее были изображены различные руны и, выставив вперед, закрыл глаза и зашептал заклинание.
Демон хотел сделать шаг, но застыл на месте.
Элли приобняла дочь за плечи.
- Мы должны бежать, солнышко, - прошептала она, не сводя взгляда с мужа и стоящего напротив него демона.
- А как же папа? - с тревогой спросила девочка, подняв голову на мать.
- Он нас догонит, - Элли взяла Кэти за руку, покосилась на входную дверь.
'Она зачарована, через нее не пройти, - подумала девушка и посмотрела на лестницу, ведущую на второй этаж. - Идем, - Элли вступила на лестницу и потянула за собой дочь.
Но Кэтрин не могла оставить папу одного. Девочка, вытянув руку, дернула отца за пальто.
Мэттью, не переставая произносить слова на непонятном для дочери языке, вытянул назад руку, тем самым показывая, чтобы Кейт не мешала.
- Он сдерживает Айриса. Если прервется, демон нас всех убьет, - шепнула малышке мать.
'А если у папы закончатся силы, - взволнованно подумала девочка. - У меня же закончились, и я больше не могу швырять об стены. А если я попробую... '.
Но Кэтрин ничего сделать не успела, мать подхватила ее на руки и так крепко прижала к себе, что девочка не могла вырваться.
Затем Элли быстрыми шагами поднялась по лестнице и вскоре они исчезли в темном коридоре второго этажа.

 
SabrinaДата: Среда, 02 Ноября 11, 22:17 | Сообщение # 4
Сharmed
Группа: Dark Slash
Сообщений: 164
Награды: 38
Репутация: 44
Статус: Offline
Вот и началось-таки самое интересное)) Написано складно, читается легко и непринужденно, вот только побольше и побысрее бы размещать проду)))

Я иду, пока идется, используя сто процентов моих сил. Беру, что хочу, чего не хочу, не беру. Это и называется жить.
 
Мишель2447Дата: Воскресенье, 06 Ноября 11, 20:43 | Сообщение # 5
Chosen
Группа: Пользователь
Сообщений: 28
Награды: 6
Репутация: 9
Статус: Offline
Quote (Sabrina)
Вот и началось-таки самое интересное)) Написано складно, читается легко и непринужденно, вот только побольше и побысрее бы размещать проду)))


Спасибо, теперь главное вас не разочаровать)

Вот еще прода)

- Вы не выйдете из этого дома, - крикнул им вдогонку Айрис. - Я, как только появился этот чистокровный ублюдок, восстановил все магические запоры на всех возможных выходах. А у вашего Мэттью не хватит сил их сломать. Всю свою энергию он сейчас тратит на то, чтобы сдерживать меня. Но и это делать ему долго не удастся, - после этих слов демон, посмотрев на вампира, который продолжал читать заклинание, злобно прошипел:
- Ты, щенок, я вырву твое сердце и растопчу ногами.
Мэттью никак не отреагировал на его слова.
Айрис сделал еще тщетную попытку сдвинуться с места.
- Замолчи, вампирский выродок, - шипя от злости, прорычал он.
Мэттью, не обращая внимания на его слова, продолжал повторять заклинание на латыни. При этом зеленые глаза парня стали черными, а клыки удлинились.
Тут демон взвыл от боли, и, схватившись руками за виски, опустился на колени.
- Ты силен в магии, раз можешь выделывать это со мной, - морщась, проговорил Айрис. - Ее изучение было для тебя интересным занятием, да? Это тебе нравится? Возникает чувство превосходства над всеми? Ты хоть представляешь, какие двери открываешь такими заклятиями? Это темная магия. Ее частое использование может совсем очернить твою душу. Ты вампир и подвержен тьме больше, чем люди. Завладей тобой магия и темные силы, ты станешь настоящим чудовищем, даже хуже меня. А я знаю, я чувствую, ты этого не хочешь. И стараешься почти не использовать свои магические силы. Ты и сам не рад, что когда-то, будучи мальчишкой, откопал в отцовской библиотеки книгу древней темной магии, основанной на амулетах, пентаграммах и артефактах. Спросишь, откуда я это знаю? Отвечу, я высший демон и могу проникать в твое сознание, вот только жаль, что половину всего ты умело от меня блокируешь. Вот твоя дочь рожденная ведьма. Она родилась с этим и владеет другой магией, но все эти силы связаны. Не боишься, что она превратится в хладнокровного монстра? Да и вообще вампиры в большинстве таковыми и являются. Есть редкие исключения, вроде вас, которые живут тихо-мирно, не убивают людей. Ты хочешь, чтобы твоя дочь тоже вела такой образ жизни, как ты? Но у нее есть шанс предаться тьме, даже больше, чем у тебя.
На лице Мэттью, наконец, появились хоть какие-то эмоции. Он сощурил глаза, в которых промелькнул гнев, и зло прошипел одну фразу на латыни, от которой демон еще громче взвыл от боли и совсем рухнул на пол.
Сил у вампира еще хватало. Он использовал черную магию. Темные силы питали его, взамен губя его душу. Мэттью много лет назад решил забросить занятия магией, после того, как увидел, что она сделала с одним человеком. И теперь считал эти искусства злом, от которого лучше держаться подальше.
Но сейчас по-другому он не мог спасти свою семью.
Айрис был очень могущественен. Но даже темные силы, помогавшие вампиру, не могли победить демона.
Тихий, похожий на шум ветра голос нашептывал Мэттью:
' Ты знаешь одно заклятие, примени его, примени, оно убьет твоего врага, и твоей семье больше ничего не будет угрожать'.
'Тогда угрозой для них стану я, - мысленно усмехнулся Мэттью, при этом стараясь не сбиться в словах, для сдерживания демона. Если он хоть на секунду замолчит или запнется в слове, то Айрису хватит этого времени, чтобы убить его. - Уйди из моей головы, ты прекрасно знаешь, что не уговоришь меня. Да и нельзя убить Айриса этим заклятием'.
' Ты как всегда слушаешь только свое собственное мнение', - прошелестел голос и прибавил:
'Но когда-нибудь мы заполучим твою душу, тьма поглотит тебя'.
Затем голос исчез.
Мэттью стал отступать к лестнице, не переставая читать заклинание.
Демон корчился от боли на полу.
- Я буду убивать тебя медленно, вампир, - злобно выдавил он, скребя ногтями ковер.
Мэттью чувствовал, что силы начинают покидать его. Сдерживать высшего демона он долго не мог. К тому же силы ему еще понадобятся, да и Айрис немного ослаб, чего и хотел добиться вампир, чтобы появился шанс сбежать от него.
Парень медленно, не сводя взгляда с демона, стал подниматься по лестнице. Оказавшись в коридоре второго этажа, резко перестал читать заклинание. Но, не дав себе времени даже для того, чтобы перевести дыхание, другим поставил барьер на лестнице, чтобы Айрис не мог пройти.
'Это задержит его ненадолго, - подумал Мэттью. - Надеюсь, нам удаться выбраться из этой ситуации живыми'.
Вампир развернулся спиной к лестнице и направился искать свою жену и дочь.
Элли забежала с дочерью в свою с Мэттью спальню. Затем опустила Кэтрин на пол, подошла к тумбочке, возле большой двуспальной кровати, и включила, висевший на стене ночник. Комнату заполнил мягкий приглушенный свет.
Потом девушка подбежала к окну. Отодвинув штору в сторону, открыла шпингалеты, дернула створки, но окно не поддалось. Элли от злости и бессилия стала колотить по стеклу ладонями, но и это не помогло. Тогда вампирша кинулась к другому окну, но и оно не открывалось.
- Черт, черт, - с отчаяньем проговорила девушка, ударив рукой по подоконнику, затем повернувшись к дочери лицом, прижалась к стене, сползла по ней на пол и пустым голосом прибавила:
- Мы в ловушке, нам не выбраться отсюда. Айрис нас всех убьет.
Кэтрин с тревогой смотрела на мать, чуть сдвинув брови и крепче прижимая к себе части разорванной игрушки.
- Папа победит его, - уверенно сказала девочка.
- Каким Мэттью сильным не был этого демона ему не одолеть, - произнесла Элли, откидывая назад, упавшие на лоб длинные каштановые волосы. - Надеюсь, Мэтт еще жив...
- Папа справится, я знаю, - упрямо топнула ногой малышка. - С ним ничего не случится.
Элли вздохнула и поднялась на ноги.
- Если демона еще здесь нет, значит, Мэтт жив, - проговорила она и подошла к дочери. - Возможно, демон заколдовал не все выходы. Мы должны проверить, это наш последний шанс. А если будем сидеть здесь, ничего не делать и ждать Мэттью. Вдруг он... не вернется. Появится демон и тогда... Короче, сейчас осторожно, выйдем из комнаты и проверим остальные, включая чердак. Согласна?
Кэтрин кивнула.
Элли взяла ее за руку и повела к двери, ведущей из комнаты, как вдруг она распахнулась и в спальню вошла фигура в черной одежде. Вампирша напряглась и закрыла собой Кейт, но вздохнула с облегчением, распознав Мэттью.
- Папа! - радостно воскликнула девочка и кинулась к нему.
Парень присел на корточки и поймал дочь в объятья, затем посмотрел на Элли:
- У нас мало времени, я немного ослабил Айриса и поставил барьер. Демон пока не может проникнуть на второй этаж дома. Теперь он либо будет пытаться разрушить мое заклинание и пробраться сюда, это в том случае, если Айрис решит, что мы останемся в доме. Либо будет ждать нас на улице, если посчитает, что мы разрушим его заговор на выходах и попытаемся сбежать. Из дома мы по-любому должны выбраться. Демон нас не оставит, а вечно его сдерживать сил у меня не хватит.
- Но окна заперты, как мы? - начала было Элли.
Мэттью поцеловал Кэтрин в макушку, потом поднялся с корточек. Девочка взяла его за руку и прижалась лбом к боку парня.
- Милая, иди к маме, мне нужно кое-что сделать, - сказал вампир.
Малышка отошла от отца и протерла кулачком глаза.
- Спать хочешь, дорогая, - Элли подошла к дочери и обняла ее за плечи. - Мы скоро отсюда выберемся, и ты поспишь.
Мэттью подошел к своему письменному столу и принялся рыться в ящиках.
- А почему демон, вообще здесь оказался?- не поднимая головы, ища что-то среди своих папок, лежащих на столе, задумчиво спросил парень.
Элли опустила глаза:
- Это я виновата.
Муж наконец нашел что искал, старинную книгу в кожаном переплете, и посмотрел на девушку:
- Что ты наделала? - холодно спросил он.
- В архиве библиотеки, я нашла старинный свиток, к нему была прикреплена какая-то руна. Ну, я случайно ее оторвала...
Пока Элли рассказывала, Мэттью пролистывал свою книгу с сосредоточенным выражением лица.
- И ты знаешь мою привычку читать вслух... текст был на латыни, а его я изучила еще в университете, - виноватым голосом продолжала Элли. - Когда я это сделала, воздух вокруг буквально задрожал, а свиток буквально сгорел в моих руках. Я испугалась, откопала книгу, где нашла что значит, та руна и узнала про Айриса. Прости, я не думала, что все так закончится.
- Говорил же тебе, что твой интерес к таким старинным вещам до добра не доведет, - проворчал Мэттью, подходя к окну и ложа ладонь на стекло.
- Извини, я не специально, - чуть не плача проговорила девушка.
- Потом поговорим, как ты чуть не погубила всю свою семью, сейчас нет времени. Нам нужно попытаться выбраться наружу, - сказав это вампир, закрыл глаза и зашептал заклинание.
Сначала ничего не происходило, потом створки окна резко распахнулись, впуская внутрь комнаты холодный воздух.
- Ура! - подпрыгнула Кэтрин. - Теперь мы сможем сбежать.
Элли быстро подбежала к шкафу, открыла его, сняла с вешалки белое с черными узорами драповое пальто, надела его, затем достала с полки вязаный кардиган и надела его на дочь.
Мэттью вглядывался в ночную тьму.
- Ты чувствуешь его? - спросила жена.
Вампир покачал головой.
- Он может быть где- то рядом и ждать нас. Но мы либо рискнем, либо просидим пока у меня не кончатся все силы, или... - Мэттью повернул голову к Элли и усмехнулся:
- Сойдем с ума от жажды и перекусаем друг друга. Лично мне такой расклад не по душе.
- Нам с Бобби тоже, - вставила Кэтрин, прижимая игрушку к себе.
- Дорогая, иди сюда, - позвал отец, потом еще раз выглянув в окно, огляделся по сторонам, затем встал на подоконник, опустил ноги на карниз, потом развернулся к своей семье и сказал:
- Эл, давай Кэт сюда.
Девушка подвела дочь к окну и усадила ее на подокойник.
Мэттью одной рукой держался за створку, другой взял девочку и прижал к себе. Потом покосился вниз и отпустив створку, спрыгнул вниз и мягко приземлился на землю.
Они оказались на заднем дворе дома.
Кэтрин крепко прижалась к его груди. На сердце маленькой девочки было неспокойно, ей казалось, что должно случиться нечто ужасное. Как же малышке хотелось сейчас лежать в своей кроватке в обнимку со здоровым Бобби. А мама с папой читали бы ей сказки, как они почти всегда это делали. Все весело смеялись, и всем было хорошо. А то, что происходит сейчас, оказалось простым ночным кошмаром.
Через минуту рядом приземлилась Элли.
- Моя машина за углом, - прошептал Мэттью, вид у него был недовольным.
- Что с тобой? - спросила жена, кутаясь в пальто. Дождь прошел, и ветер был несильный, но было довольно прохладно.
- Айрис не дурак. Он знает, что я способен разрушить запоры на дверях и окнах, - сдвинув брови, ответил парень. - Почему же он не появляется?
- Нам же лучше от этого, что его нет, - прошептала Элли.
- Да нет, как раз наоборот, - задумчиво протянул вампир, вглядываясь во тьму, и прибавил:
- Нам нужно добраться до машины. Можно было бы так не рисковать и с помощью своей скорости смотаться отсюда, но далеко мы даже так не уйдем. К тому же мы слишком устали, я вообще после своего колдовства еле на ногах стою.
- Ты мне говорил, что знаком с магией, но чтобы так тесно, - сдвинула брови Элли.
- Я не пользовался ей лет пятьдесят точно. И рад был бы вообще не пользоваться. Но сейчас объяснять нет времени почему, да как. Нужно двигаться к машине.
Мэттью опустил Кэтрин на землю, взял девочку за руку и пошел первым. Элли, обеспокоено, оглядываясь по сторонам за ними.
Вдруг промелькнула темная тень.
Мэттью быстрым движением вынул из кармана амулет, хотел начать читать заклинание, но не успел. Айрис стал колдовать первым.
Вампир, скривившись от жуткой боли, упал на землю.
- Что роли поменялись, - усмехнулся демон, потом посмотрел на Кэтрин. - Иди, сюда, девочка, иначе я убью твоих родителей, уверен по ним, ты, будешь страдать больше, чем по своей игрушке.
Кейт со страхом в глазах посмотрела на корчащегося, от боли, на земле, отца и стоящую между ними и демоном, чуть не бьющуюся, из-за безвыходности ситуации, в истерике мать.
' Я люблю своих родителей. Уж лучше я умру, чем они. Но, если умру я, то этот Айрис и маму с папой потом убьет. Блин, как мне стукнуть его опять об стену, - девочка напрягла свои силы, сжала руки в кулачки, но ничего не происходило. - Я слишком устала, - грустно подумала она. - Значит, мне ничего не остается, как сделать, то, что говорит демон'.
Кэтрин сделала шаг, и хотела было пойти к Айрису, как Мэттью крикнул:
-Ну уж нет, ты не получишь ее!
Парень преневзмогая боль, поднял дрожащими руками амулет и зашептал заклинание.
Демону легко удалось сделать пару шагов, но в шаге до Мэттью и Кэтрин он почувствовал невидимую стену.
- Барьер, ну может, хватит колдовать, - скривился Айрис. - А то в итоге не я тебя убью, а сам кони двинешь.
Элли оказалась по другую сторону от мужа и дочери, а рядом с демоном.
- Беги, - беззвучно прошептал ей Мэттью, а сам решил попробовать отвлечь демона:
- Не кину, не беспокойся.
- Ты силен, парень. Я бы и тебя оставил в живых, но тобой нельзя управлять. К тому же, если я заберу твою дочь, ты не успокоишься, пока не найдешь ее. Честно, мне очень жаль, но...
Демон повернул голову в бок, потом метнулся в сторону, пятившейся назад Элле и схватил девушку за волосы.
- Отдай, мне свою дочь и не преследуй нас, и я оставлю в живых вас обоих, - предложил Айрис.
Мэттью, морщась, приподнялся на земле, боль еще не угасла в его теле.
Девочке было наплевать на себя, она хотела идти к демону, только чтобы он не тронул родителей, но барьер Мэттью ее не пускал.
Вампир перевел взгляд с дочери на жену.
- Нет, Мэттью, нет, - закричала Элли. - Только не отдавай ему нашу дочь.
Демон усмехнулся:
- Какие все благородные. Ну что?
Вампир молчал, не зная, что сказать. По щекам Элли текли слезы.
Кейт расширившимися, от ужаса глазами, переводила взгляд с одного на другого.
- Ну что ж вы какие. Я ж хотел по-хорошему. Родили бы вы себе еще дочь, - топнул ногой Айрис и прибавил:
- Сами напросились, к тому же мне все это надоело.
После этих слов демон вынул из-за пазухи длинный кинжал с серебряным лезвием и по самую рукоять воткнул в сердце вампирши. Глаза расширились от удивления и ужаса, брызнула кровь и Элли замертво упала на землю.

Добавлено (02 Ноябрь 11, 23:46)
---------------------------------------------
Мэттью с застывшим выражением лица смотрел на свою жену.
Кэтрин с расширившимися от ужаса глазами закричала:
- Мама, - и хотела было броситься к ней, но барьер, поставленный Мэттью, сдержал ее.
- Пусти, - с отчаяньем попросила дочь, умоляюще, смотря на отца.
Вампир лишь покачал головой и пустым взглядом уставился в землю, сжав руки в кулаки.
По щекам Кейт потекли слезы.
- Я предупреждал вас, а теперь она мертва, - насмешливо проговорил Айрис, вертя в руках, окровавленный кинжал.
Мэттью вдруг громко рассмеялся, в смехе проскальзывали истеричные нотки.
- Что смешного? - недоуменно сдвинул брови демон.
- И чего ты этим добился, убив Элли? - сквозь смех, хрипло спросил вампир. - Теперь я ни при каких обстоятельствах не отдам тебе Кэти. Буду бороться до последнего вздоха.
- Вот именно, только до последнего вздоха. Я сильнее и просто убью тебя, как и твою жену, - усмехнулся Айрис.
Мэттью рассмеялся еще громче и уткнулся лбом в сырую, от недавно прошедшего дождя землю, не боясь испачкаться в грязи.
- У кого-то не выдержали нервы. Где же твоя холодность и сдержанность, Лестрейндж? Знаешь вампиры, если что-то чувствуют, то острее, чем люди. И сейчас я просто боюсь за твое психическое состояние, парень, - с деланным сочувствием и едва заметными саркастическими нотками, сказал Айрис.
Мэттью перестал смеяться, поднял голову и уперевшись руками в землю чуть приподнялся.
Айрис с интересом и с усмешкой на губах, скрестив руки на груди, наблюдал за ним.
- Ну, так, что давай, покажи свою силу, убей меня Айрис, попробуй, - сказал вампир.- Мне тебя, на данный момент не убить. Я просто не знаю как. Но у меня в запасе есть пара штучек, и есть откуда брать энергию. Я защищу свою дочь, даже, если после этого мне придется отдать свою душу темным силам.
Кэтрин не слушала, о чем говорят отец и демон. Все звуки перестали для нее существовать. Девочка видела лишь лежащую мать и кровь, маленькими ручейками текшую по земле.
'Мама мертва, - пронеслось в голове у малышки. - Теперь она никогда не будет мне так весело улыбаться, не будет читать мне сказки на ночь, ничего не будет. Я никогда больше не услышу ее голоса. Почему пришел этот демон, зачем он разрушил нашу жизнь. Это я виновата, нужно было согласиться, и уйти с Айрисом. Тогда мама была бы жива. А теперь у меня остался только папа... Папа?' - вспомнив об отце, девочка очнулась от своих размышлений и повернула голову в его сторону.
Мэттью стоял на коленях, опираясь ладонями в землю. Парень выглядел уставшим, но глаза были полны холодной решимости.
Потом Кэтрин посмотрела на Айриса, тот стоял, усмехаясь и скрестив руки на груди. В сердце девочки появилась жгучая ненависть, и стала медленно поглощать ее целиком.
- Мэтт, мне честно жалко тебя убивать, но твоя сила не умрет, я заберу ее себе, - ехидно сказал демон.
- Я неврожденный колдун. Я просто научился этому по книгам. Силу на мелкие заклинания я черпаю у себя, но в более сложных, мне приходиться связываться с потусторонним миром и просить у них помощи. Так что тебе нечего у меня брать, я владею в большей степени только знаниями.
- Ну, что же ты так себя низко ценишь. Твоя дочь конечно интереснее тебя. Но ты чистокровный вампир, праправнук самого старейшего представителя вашего рода и много чего умеешь. Зачем вам эти людишки, куда вам нужна такая жалкая жизнь, среди них.
- После того, как убил мою жену, ты еще смеешь предлагать встать на твою сторону, - презрительно проговорил Мэттью.
- Я могу оживить Элли, - предложил Айрис.
- Нельзя воскрешать мертвых, - сдвинув брови, сказала Кэтрин.
- Вот видишь, даже ребенок об этом знает, - произнес Мэттью.- Возвращать к жизни обычных людей, грозит чреватыми последствиями. Не факт, что человек вернется таким же, каким был при жизни. Девяносто процентов из ста, что это будет потустороннее чудовище, а если вернуть к жизни вампира, то вообще, боюсь представить, кто возродится.
- Ты сам знаешь, если действовать обычными заклинаниями по оживлению мертвых, то так и будет. Но я могущественный демон, мне многое по силам.
- Сейчас вернуть ее не сможешь. На данный момент, ты, владеешь лишь только частью своих сил. После, проведенных столетий в клетке, ты значительно ослабел. Вот почему тебе так не терпится забрать мою дочь. С ее помощью восстановишь свою былую мощь. Пусть, ты и не убьешь Кэтрин. Но для своей девочки я не хочу такой жизни. Чтобы она вечно прислуживала тебе, превратилась в чудовище. Никогда, я не позволю этому случиться. Лучше уж Элли будет мертва.
- Жаль, очень жаль, что ты придерживаешься такой позиции, - вздохнул Айрис. Я буду убивать тебя медленно. Барьер ты мощный поставил, но немного несовершенный, да я не могу через него пройти и достать вас, но мои заклинания проходят без проблем. Итак, начнем...
Демон сложил ладони домиком и что-то зашептал. Постепенно в его руках стал образовываться яркий свет.
Мэттью, попытался подняться на ноги, но парень слишком ослаб и рухнул снова на колени.
'Если я призову темные силы мне на помощь, то, что со мной случится после этого, смогу ли я остаться прежним. Да черт с ним, главное спасти Кэтрин. А если я ничего сейчас не предприму, то Айрис испепелит меня своей сферой. Демону понадобится минуты три, чтобы ее создать. Этого времени мне должно хватить.
Парень закрыл глаза и сконцентрировался.
' Где, ты, Эрима, отзовись', - мысленно позвал вампир.
'Сам зовешь, видать дело совсем плохо и ты решил начать сотрудничать со мной', - отозвался чуть насмешливый голос.
Кэтрин с ужасом наблюдала, как светящийся шар в руках демона, становится все больше и больше. На девочку накатила паника, Кейт перевела взгляд на отца, при этом стараясь придумать, что делать.
Мэттью сидел на коленях, опустив голову и закрыв глаза.
Вдруг поднялся ветер, взлохматив длинные черные волосы девочки и заставив двигаться ветки деревьев и шуметь кроны.
У Кэти сложилось такое впечатление, что появился еще кто-то. Возле Мэттью девочка увидела тень, которая буквально источала тьму и была еще хуже, чем Айрис, злее, древнее, могущественнее.
' Папа не должен с ней общаться, - кольнуло в сердце у девочки. - Ему нельзя. Я должна, что-то сделать, иначе потеряю и отца. Либо его убьет Айрис, либо эта тень отнимет его у меня', - Потом девочка посмотрела на части игрушки:
' Если, ты Бобби, был жив, то поддержал бы меня. Мама обещала, воскресить тебя, а теперь... - девочка посмотрела тело Элли. - Я должна стать сильной, хватит быть маленькой, мне уже семь лет. Нужно помочь, папе.
Кэтрин зажмурилась. Вдруг на кончиках пальцев она почувствовала чуть обжигающее тепло. А когда открыла глаза, то увидела в ладонях целую игрушку собаки, будто ее и не разрывали на части.
Удивлению ребенка не было предела. Но тут она посмотрела на Айриса. Его шар стал еще больше и от его жара, у девочки зажгло лицо, хоть демон и стоял в пяти шагах от нее.
' Ну, все я тебе сейчас покажу', - малютка, осторожно опустила Бобби на землю и потом сжала руки в кулачки и сконцентрировалась и стала пытаться вызвать свою силу.
Мэттью уже чувствовал горячий воздух, идущий от сферы демона.
' От этой штуки, я заживо сгорю дотла', - подумал молодой человек, собирая все свои оставшиеся силы.
' Ну что мы объединим усилия? - спросила Эрима. - Решай быстрее, Мэтт, времени у тебя больше не осталось. Демон уже почти закончил сферу. Тебе еще повезло, что у него самого сил сейчас не так уж и много, иначе он тебя бы уже испепелил'.
Вампир открыл глаза и увидел большой шар в руках Айриса и уже, наплевав, что потом будет, хотел ответить Эриме 'да', как посмотрел на дочь.
Кэтрин стояла, опустив голову и сжав кулаки. Мэттью удивленно расширил глаза, почувствовав какая сила, исходит от дочери. Но 'как?', 'почему?' думать времени не было. Мысленно ответив Эриме:
' Прости, подруга, но я загублю свою душу как-нибудь в следующий раз', - вампир дотянулся до Кэтрин и схватил ее за локоть, тем самым, объединив силы, и прошептал заклинание.
Заклинание Мэттью ударилось о немного незаконченную сферу Айриса и привело ее в действие в руках демона. Весь двор осветила вспышка, потом погасла, оставив лишь, охваченного огнем Айриса. Демон кричал от боли, махая руками, потом вдруг исчез вместе с огнем.
- Он умер? - спросила Кэтрин.
Мэттью, тяжело дыша, дотянулся до стены дома и, придерживаясь за нее, стал подниматься на ноги.
- Нет, к сожалению, - ответил парень. - Мы обратили его сферу, против него же, а я с твоей помощью своим заклинанием отправил демона подальше отсюда. У нас есть не больше двадцати минут, до того как Айрис вернется.
Вампир, немного пошатываясь, подошел к дочери.
Кэтрин подняла с земли Бобби и бросилась к телу матери и упала возле нее на колени.
- Мама, мама, - плача повторяла девочка, спрятав лицо в ладонях.
Мэттью с болью в глазах смотрел на эту картину. Потом вздохнув, дошел до своей черной тойоты, отключив сигнализацию, открыл заднюю дверцу и взял, лежащий за сиденьем серый плед. Потом вернулся к дочери.
- Кэти, - парень опустился возле нее на корточки и дотронулся до плеча девочки. - Я понимаю, как тебе сейчас тяжело. Мне тоже не лучше, но мы должны торопиться, иначе демон вернется, и тогда мы уже ничего не сможем сделать.
Кэтрин подняла залитые слезами глаза на отца, потом плача уткнулась ему в грудь.
Мэттью обнял девочку, а потом мягко отстранил от себя и расстелил на земле плед. Затем встал с корточек, нагнулся, поднял тело жены и положил на покрывало. Минуту смотрел на застывшие, бледные восковые черты лица Элли, потом прошептал:
- Прости, - и закрыл девушку пледом.
Кэтрин стояла в сторонке и с ужасом наблюдала за происходящим. Она не могла поверить, что мама мертва, ведь только совсем недавно, перед тем как уложить Кейт спать, она говорила ей, как они в выходные сходят в парк аттракционов, как им будет весело, а теперь...
Мэттью поднял тело жены, понес к машине и уложил на заднее сиденье.
Затем вернулся к дочери, опустился возле нее на корточки, положил руки ей на плечи и сказал:
- Сейчас мы очень быстро должны собрать самые необходимые вещи и уехать отсюда.
Кэтрин кивнула.
Отец взял ее за руку и повел к дому, после исчезновения демона, запоры на всех входах пропали, и отец с дочерью без проблем вошли внутрь.
Мэттью, подхватив девочку на руки, с помощью своей вампирской скорости переместился в свою спальню. Опустив дочь на пол, достал из-под кровати чемодан, стал кидать метаться по комнате и кидать в него вещи. Сначала он положил туда свои магические книги, еще какие-то бумаги. Затем открыл шкаф и закидал в чемодан пару рубашек, свитеров и пиджаков, джинсов. Потом подошел к тумбочке, возле кровати, выдвинул ящик и взял оттуда паспорта, деньги и еще какие-то документы. Застегнув молнию чемодана и взяв его за ручку, повел Кейт в ее комнату.
Пока отец, собирал одежду дочери. Девочка в свой розовый рюкзачок, в форме кошки укладывала любимые игрушки, карандаши, книжки со сказками, которые ей любила читать мама, альбом для рисования.
Собрав все, отец с дочкой направились к выходу. Мэттью попутно выключал свет.
Когда они оказались на крыльце вампир достал из кармана ключи и стал запирать дверь.
- Мы вернемся сюда? - спросила Кэтрин.
- Нет. Нам придется начать совершенно новую жизнь в другом месте, - ответил парень, подергав дверь и убедившись, что она заперта, подхватил чемодан, а другой рукой обняв дочь за плечи, повел ее к машине.
- Зачем, ты, тогда закрыл дом? - спросила девочка.
- Чтобы не вызвать подозрений, пусть соседи думают, что мы просто уехали, - ответил Мэттью, затем открыл багажник, положил туда чемодан.
Вампир сел за руль, Кэтрин села рядом, положив свой рюкзачок на колени, а на него Бобби.
Мэттью завел мотор и выехал со двора, потом прибавил скорость и они понеслись по темным улицам.
Кэтрин старалась не думать, что на заднем сиденье лежит мертвая мать. Это мысль разрывала сердце маленькой девочки.
Мэттью стал одной рукой держать руль, а другой потянулся к бардачку. Открыл его и вынул оттуда пакет с донорской кровью, отпив немного, протянул дочери.
Кэтрин проголодалась и, взяв пакет двумя руками, стала пить. Девочка любила и обычную еду, но сейчас мысль о ней вызывала дурноту. А эта кровь была такой вкусной и с каждым глотком малышка чувствовала, как ее тело наполняется силой.
Мэттью, чуть сдвинув брови, наблюдал за дочерью, потом перевел взгляд обратно на дорогу. Но вдруг на перекрестке между жилыми домами, остановился.
Кэтрин вопросительно посмотрела на отца.
- Мы должны запутать демона, иначе он найдет нас, где бы мы ни были. Я должен скрыть нас от его взора, - ответил на незаданный вопрос вампир.
- Тебе нужны силы, держи, - девочка протянула ему пакет с остатками крови.
Мэттью пару глотками осушил его, потом кинув в бардачок, закрыл глаза и зашептал заклинание. Минут через пять он закончил, завел мотор, и они поехали дальше.
- А куда мы направляемся? - спросила Кэтрин.
- К одной знакомой женщине. Она живет немного южнее от нашего города.
- Она вампир?
- Нет, человек, - ответил Мэттью, потом прибавил, покосившись в переднее зеркало заднего вида:
- Надеюсь, патрульные машины нас не остановят. А то у меня уже совсем, мало сил, чтоб гипнотизировать полицейских.
Кэтрин вздохнула и, поерзав на сиденье, откинулась на спинку. Стараясь не думать о произошедшем, обняла Бобби и закрыла глаза. Вскоре малышка спала.
Когда проснулась, уже почти расцвело. Они ехали по дороге, мимо частных домов. Тут Мэттью остановился возле одного, поставив машину на ручник, повернулся к заспанной дочери:
- Вот мы и приехали.
Кэтрин, щурясь, посмотрела, через сиденье отца в окно и увидела миленький двухэтажный домик.
Мэттью вышел из машины, достал чемодан из багажника. Кейт, подхватив свой рюкзачок, открыла дверцу машины, повернув голову на заднее сиденье, чуть не заплакала, но сдержавшись, вышла из машины и двинулась за отцом, по каменной дорожке, ведущей к двери дома.
Мэттью сделал глубокий вздох и нажал на звонок. Дверь долго не открывали, время было раннее, и хозяйка должно быть спала. Вампиру пришлось звонить несколько раз.
Наконец дверь открылась и на пороге появилась, заспанная, чуть полная женщина, лет сорока, в белом махровом халате.
- Кто приходит в такую рань, - недовольно проворчала она, но увидев гостей, удивленно застыла на месте.
- Здравствуйте, мисс Морис, - поздоровался вампир.
- М...м Мэттью?! - выговорила женщина, потом посмотрела на Кэтрин, затем обратно на парня. - Господи, что произошло? У тебя пальто все в грязи. Что случилось?
Парень вздохнул и вкратце все рассказал.
- Господи, какой ужас, - закрыла рукой рот мисс Морис. - Что вы пережили, что девочка твоя пережила. А твоя жена...
- Не волнуйтесь только, - начал было Мэттью.
- Не волноваться?! Вот я удивляюсь, как ты можешь оставаться таким спокойным в этой ситуации! - воскликнула женщина. - Хотя твое спокойствие только внешне, а внутри, ты, очень переживаешь.
- Все нормально, я справлюсь, вы же знаете, нас вампиров, - улыбнулся парень.
- Слава Богу, я знаю только одного, - проговорила мисс Морис.
- Теперь двух, - Мэттью положил руки на плечи дочери. - Познакомьтесь, это Кэтрин. Я говорил вам про нее.
- О, какая красивая девочка и так на тебя похожа, - улыбнулась женщина и протянула руку девочке:
- Меня зовут Энни Морис.
- Очень приятно, мисс, - Кэтрин пожала ей руку.
- Теперь к делу, Энн, - сказал Мэттью. - Как вы сами понимаете, мы проделали такой путь не для того, чтобы просто поздороваться, и представить вам мою дочь.
- Конечно, понимаю, - кивнула женщина, посмотрев на парня.
- У меня к вам большая просьба. Не знаю, как вы к ней отнесетесь. Вы можете оставить Кэтрин пока жить у себя. Она, хоть и вампирша, но очень хорошая девочка. Вы можете кормить ее обычной едой, в этом плане Кэти меня самого удивляет. Лично я могу только в неопределенных количествах лишь хлебать кофе. А к остальным вашим напиткам пище отношусь как-то не особо. А крови ей надо только стакан в день, я буду привозить вам ее.
Мисс Морис растерянно переводила взгляд с девочки на Мэттью, потом выговорила:
- Ты помог мне однажды, спас от того монстра оборотня. Теперь я помогу тебе. Я оставлю Кэти настолько насколько тебе нужно.
- Спасибо, вам огромное. Я буду приезжать время от времени...
Кэтрин сначала молча, слушала разговор, ничего не понимая, потом воскликнула:
- Папа, ты меня бросаешь?!
Мэттью присел возле нее на корточки.
- Нет, что ты милая, я никогда не брошу тебя. Ты же мой ребенок, моя кровь. Я люблю тебя. Ты единственная ради кого мне есть жить на этом свете. Просто нам пока нельзя долго находиться вместе, поодиночке демон нас не вычислит, а если мы будем долгое время вместе, он почувствует наши силы и мои заклинания сокрытия тут не помогут. Прости, я делаю все это ради тебя.
Девочка заплакала.
- Ну-ну, моя, дорогая. Мне не хочется уезжать, но так нужно, мисс Морис будет с тобой. А твоя задача ее слушаться. Ты мне обещаешь, что будешь делать это? - вампир прижал дочь к себе.
- Ага, - кивнула Кэтрин.
- Теперь, вытри слезы и не плачь. Я буду навещать тебя так часто, как смогу, - Мэттью отстранил от себя девочку и посмотрел ей в глаза.
- А, что с мамой? - вытирая кулачком слезы, спросила Кэтрин.
Молодой человек, опустил глаза и ответил:
- Я похороню ее.
Потом он встал с корточек, открыл чемодан и вынул оттуда горсть вещей.
- Это ее одежда.
Мисс Морис взяла ее в руки.
Затем вампир достал из кармана пальто бумажник и вынул из него пару крупных купюр.
- Ты что? Убери деньги, - выставила вперед руки женщина.
- Ну, не за свой счет вы же будете содержать мою дочь. Берите, - протягивал деньги парень.
- Тут слишком много.
- У меня меньше нет.
Женщина вздохнула, взяла деньги и убрала их в карман халата.
- Ну, ладно, - сказал Мэттью. - Мне пора, - потом поцеловал Кэтрин в макушку и прибавил:
- Я скоро тебя навещу. Все будет хорошо, здесь, ты, в безопасности.
Девочка опустила глаза.
Затем Мэттью попрощался, подхватил чемодан и направился к своей машине.
Кэтрин смотрела ему вслед, пока он не уехал и скрылся из вида.
- Ну, что, моя дорогая, - улыбнулась мисс Морис. - Теперь мы будем жить вместе, пойдем, я могу дать тебе конфет.
Девочка, крепче прижав к себе Бобби, вошла в дом навстречу своей новой жизни...

Добавлено (06 Ноябрь 11, 20:43)
---------------------------------------------
Глава 2

2004 год

Кэтрин Лестрейндж шла по залитой солнцем улице, мимо похожих друг на друга симпатичных двухэтажных домиков. Деревья, кусты, аккуратно подстриженные газоны все это утопало в зелени, весело щебетали птички, радуясь теплу. Будто была не середина сентября, начало осени, а начало лета.
У Кэтрин закончились занятия в школе и она спешила домой, где, наконец, сможет оказаться в своей уютной комнатке, обклеенной различными постерами любимых знаменитостей, лечь на кровать и хоть немного вздремнуть. Сегодняшние уроки были настолько скучными и изрядно утомили девушку.
Солнце приятно припекало, что очень нравилось Кэтрин. Вопреки поверьям, оно не сжигало вампиров. Правда, в сильную жару девушке хотелось провалиться сквозь землю. Но это, наверное, испытывали и обычные люди, а Кэтрин просто в некоторой степени, сильней.
Навстречу Кэтрин шли двое парней. Увидев красивую восемнадцатилетнюю девушку с длинными, чуть вьющимися на концах, темными волосами, немного смуглой чистой, гладкой кожей, пухлыми губами, маленьким аккуратным носиком и ярко зелеными колдовскими глазами, молодые люди не могли отвести от нее взгляд, полностью забыв, о чем разговаривали секунды назад.
Встретившись с ними взглядом, Кэтрин улыбнулась и прошла дальше, зная, что они смотрят ей вслед. Она всегда была на хорошем счету у парней, не только из-за красоты, но и тем, что несмотря на свою привлекательность, оставалась обычной и интересной девушкой, не считавшей себя центром земли. Сколько молодых людей предлагали ей встречаться, но практически всем она отказывала, предпочитая оставаться друзьями. С некоторыми Кэтрин все-таки заводила отношения, правда совсем ненадолго, и только для того, чтобы не смотреться странной на фоне своих школьных подруг, которые постоянно в кого-то влюблялись.
Дело было в том, что девушка ни к одному парню не чувствовала, того чего хотела. Ее сердце молчало при встрече даже с каким-нибудь красавчиком, от которого тащилась вся женская половина школы.
Девушка могла общаться с ними, как с друзьями, но не более. Даже страстные поцелуи не вызывали в Кэтрин тех чувств, которые она хотела.
'Может, это такая вампирская особенность не уметь любить, - иногда размышляла девушка. - Или я просто не встретила того, кого нужно?'
В принципе Кэтрин не особо жалела об этом. Без любви легче жить, но иногда так хотелось тепла и ласки, чувствовать рядом плечо любимого человека, видеть родное лицо и возможность почувствовать себя слабым существом, а не вампиршей, способной справиться хоть с кучей хулиганов, да и защитить себя почти в любой ситуации. Девушка с такой грустью смотрела фильмы с историей любви, немного завидуя героям и мечтая, что когда-нибудь сможет впустить в свое сердце какого-нибудь парня...
Мэттью много раз говорил дочери не привыкать к людям, а любовь к ним принесет только страдание, если конечно девушка не обратит своего избранника в вампира, чего Кэтрин явно не хотела делать.
Конечно самый простой выход из этого положения это познакомиться со своим сородичем. Кэтрин жила отдельно от вампиров, также как и ее отец и только по его рассказам знала о их жизни. Но однажды встретилась с пре

 
SabrinaДата: Вторник, 08 Ноября 11, 20:44 | Сообщение # 6
Сharmed
Группа: Dark Slash
Сообщений: 164
Награды: 38
Репутация: 44
Статус: Offline
"Но однажды встретилась с пре"?? это ошибка или что?)))Допишите пожалуйста))

Я иду, пока идется, используя сто процентов моих сил. Беру, что хочу, чего не хочу, не беру. Это и называется жить.
 
Мишель2447Дата: Среда, 09 Ноября 11, 00:10 | Сообщение # 7
Chosen
Группа: Пользователь
Сообщений: 28
Награды: 6
Репутация: 9
Статус: Offline
Quote (Sabrina)
"Но однажды встретилась с пре"?? это ошибка или что?)))Допишите пожалуйста))


У меня просто текст не до конца отобразился. Хотела его сократить, а мне все равно писали, что текст превышает норму или что-то в этом роде((( А потом еще и интернет завис вот так и получилось(

Вот прода) Если встретите ошибки, заранее извиняюсь, текст не вычитан и как мне кажется его надо немного переписать. Надеюсь, понравится...

Мэттью много раз говорил дочери не привыкать к людям, а любовь к ним принесет только страдание, если конечно девушка не обратит своего избранника в вампира, чего Кэтрин явно не хотела делать.
Конечно самый простой выход из этого положения это познакомиться со своим сородичем. Кэтрин жила отдельно от вампиров, также как и ее отец и только по его рассказам знала о их жизни. Но однажды встретилась с представителями своего рода и осталась о них не очень хорошего мнения. Дело в том, что их понятия о людях, о жизни были совершенно разными, возможно и воспитывали их различно, но Кэтрин, ни при любом раскладе не была согласна с тем вампиром, с которым познакомилась.
Это случилось где-то, два года назад. Стояла глубокая ночь. Кэтрин со своими школьными подругами возвращались домой после дискотеки. Вдруг рядом сними затормозила дорогая черная машина с тонированными стеклами. Открылась дверца и из салона выглянул красивый темноволосый парень лет 18-20ти и чарующе улыбаясь предложил подвести одиноких путниц, которым явно не хватает мужской компании.
Двое подруг Кэтрин сначала недоверчиво смотрели на красавца и его друзей. Один из них русоволосый парень сидел за рулем, другой, крашеный блондин, этот цвет волос резко смотрелся с его темно-карими глазами, выглядывал с заднего сиденья и с каким-то странным хищным взглядом, рассматривая девушек.
Темноволосый, представившийся Маркусом. так мило разговаривал, чем быстро заслужил доверие подруг Кэтрин. Сама вампирша стояла в стороне и не принимала участие в разговоре, ей определенно не нравились эти красавцы в машине, от них исходила аура опасности.
'Какие они хорошенькие', - услышала она шептание своих одноклассниц.
Вдруг Кэтрин встретилась взглядом с черными, как сама ночь глазами Маркуса. И ее как громом поразило.
Все эти красавцы являлись ее сородичами. И они вышли на охоту, объектом которой была Кэтрин и ее подруги.
Брови Маркуса сдвинулись, и он что-то прошептал своим друзьям. Подруги Кэтрин ничего не услышали, зато вампирша прекрасно все расслышала:
'Она одна из нас', - сказал черноглазый.
Остальные вампиры перевели взгляд на нее, потом виновато улыбнувшись, отвернулись.
'Они думают, что эти девушки моя добыча, - мысленно усмехнулась Кэтрин. - Как говорил Мэттью, запрещается отбирать жертв. Бедным мальчикам придется искать других'.
Смеющийся взгляд Маркуса так и говорил: ' Тебе не много?'.
- Извините, парни, но мы дойдем сами. До свидания, - проговорила Кэтрин.
Обе подруги удивленно на нее уставились, но девушка не обратила на это никакого внимание, продолжая смотреть в глаза Маркусу.
Темноволосый вампир иронически улыбнулся, закрыл дверцу, и машина тронулась с места и вскоре пропала из вида.
Кэтрин облегченно вздохнула. Вид у вампиров был явно голодным, и им не хотелось снова искать жертв. Но походу сородичи попались, уважающие закон. И просто уехали, вместо того, чтобы отобрать у Кэтрин 'еду'.
Но это был не единственный раз, когда Кэтрин встретилась со своими сородичами...
Спустя неделю девушка с подругами и их парнями, сидели в баре. Чтобы вампирше не было скучно, молодые люди взяли с собой друга, который увидев Кэтрин, стал всеми силами стараться добиться статуса ее парня. Но у него это не сильно выходило и, по мнению Кэтрин он, как только начал говорить, занял статус 'занудливого придурка' и надежды, что он поднимется выше в ее глазах, уже не было...
Прошло пару часов. Кэтрин поставив локоть на стойку бара, подперев рукой щеку, через соломинку неспешно тянула коктейль. Незадачливый ухажер, которого звали Кларк, сидел рядом и с воодушевлением рассказывал, как однажды с друзьями они ездили в какой-то там поход. Правда, потом резко сменил тему на отношения парней и девушек. Остальные члены их компании ушли провожать домой одну из подруг Кэтрин. Вампирше было лень куда-то идти, и она решила остаться и ждать возвращение друзей. О чем сейчас откровенно жалела.
'Лучше бы я с ними пошла, меньше пришлось бы слушать этого...', - мысленно вздохнула Кэтрин, посмотрев на висевшие на стене, в другом конце бара, часы, стрелки которых показывали без пять десять.
Возможно парень был не так плох. Подумаешь, выпил довольно большое количество алкоголя и теперь загружал бедной девушке мозг, вдруг в трезвом состоянии он совсем другой. Да и страшненьким Кларка нельзя было назвать. Он имел достаточно симпатичные черты лица. Круглое лицо, пухлые губы, добрые темно-голубые глаза, светлые волосы.
'Этакий ангелочек', - с иронией подумала Кэтрин, когда увидела его.
Девушка хотела себе парня внутри которого будет огонь. И чтобы ее избранник был сильнее характером, чем она или просто не слабее. Одним словом Кэтрин, как и наверное многим девушкам, хотелось, чтобы о ней заботились и защищали. Она всегда умела постоять за себя, да и за других, но никто не знал, что в глубине ее души живет совсем другая Кэтрин, которая иногда освобождается наружу, и которая совсем не хочет быть сильной.
Но еще главным для нее являлся внутренний мир избранника. Девушка терпеть не могла тех, кто ставит себя выше других, обижает слабых. Кэтрин был нужен настоящий, живой, обычный, но с какой-то перчинкой в характере.
'Фантазерка, - частенько смеялась над собой девушка. - Такого, как хочешь, ты, никогда не найдешь. Главное, чтобы я смогла хоть кого-то полюбить...'
Кэтрин вздохнула с облегчением, когда Кларк на время покинул ее, уйдя курить на улицу, с каким-то, подошедшим к ним знакомым. Не успела девушка насладиться одиночеством, как на место кандидата в ее парни подсел другой и чарующим немного насмешливым голосом, спросил:
- Что скучаем в одиночестве?
Девушка хотела сказать, что ей итак хорошо и отправить очередного полупьяного ухажера восвояси, как подняв глаза, замерла, увидев перед собой черные глаза знакомого вампира.
Маркус также, как и Кэтрин поставил локоть на стойку бара и подпер рукой щеку. Девушка быстро справилась с удивлением, ей очень захотелось вырвать из-под парня металлический табурет и хорошенько ударить им вампира по голове, чтобы стереть с его лица ироническую улыбку. Да из-за то, что Маркус сел так, что их лица были очень близко друг от друга. Кэтрин даже чувствовало дыхание парня на своей коже, и слышала ровные удары его сердца.
Девушка выпрямилась и чуть отодвинула стул, чем вызвала еще большую насмешку в глазах вампира. Желание огреть его стулом, переросло в желание найти кол и воткнуть в его сердце.
'Да что с тобой, Не можешь поставить на место какого-то парня, тебе-то какая разница вампир он или человек', - укорила себя Кэтрин.
- Тебе что надо? - резко спросила она.
- Увидел знакомую, причем очень красивую девушку и подошел, - невозмутимо пожал плечами Маркус, внимательно изучая Кэтрин глазами.
- Ну, а теперь можешь идти дальше, - Кэтрин повернулась к парню вполоборота и принялась допивать остатки своего коктейля.
Ухмылка на лице Маркуса осталась, но в глазах промелькнуло удивление, похоже парень не привык, чтобы ему так отвечали. Но потом в его глазах зажегся еще больший интерес к этой странной вампирше.
- Почему, ты, настроена так решительно со мной не общаться? - сдвинув брови, спросил Маркус. - Плохого я тебе ничего не сделал. Если, ты, обиделась, на то, что тогда мы чуть не увели твоих жертв, извини, мы не сразу тебя заметили. А как увидели, то сразу уехали. Мы чтим наши законы.
Кэтрин посмотрела в глаза, выжидающему ответа парню.
- Просто... - протянула она и замолчала, не зная, что сказать дальше.
Почему ей не хотелось общаться с Маркусом? И она испытывала неприязнь к нему. Он же сородич. Ответ прост: Кэтрин выросла среди обычных людей и считала их равными себе. У каждого человека есть семьи, друзья, жизнь. А такие, как Маркус, без всяких зазрений совести, отнимают все это, считая людей всего лишь своей пищей. Конечно среди человеческих существ встречаются настоящие подонки, убийцы, маньяки. Если бы вампиры употребляли в качестве еды только их. Но кровососам было наплевать, чью кровь пить. Все люди для них были совершенно одинаковы.
Маркус терпеливо ждал ответа, убрав локоть со стола, выпрямившись и постукивая пальцами левой руки по деревянной поверхности барной стойки.
- Может, ты, мне неприятен как личность и поэтому я не хочу с тобой общаться, - смотря парню в глаза, с легкой усмешкой ответила Кэтрин.
Уголки губ вампира вздернулись в полуулыбке.
- И почему же я тебе так неприятен? - спросил Маркус, снова поставив локоть на стойку и подперев рукой щеку.
- Потому что ты убийца практически невинных и не причинивших тебе вреда существ, - Кэтрин запоздало осознала, что произнесла эти слова вслух.
' Язык мой - враг мой, - обреченно подумала девушка. Еще не хватало ей иметь в недоброжелателях вампира. Она не боялась Маркуса, но внутри почему-то начал зарождаться холод, девушку бросило в дрожь.- Сейчас вопросы пойдут. Сомневаюсь, что на свете много вампиров, с таким мнением о людях и своих сородичах'.
Тут Кэт еще увидела на правой руке Маркуса двое перстней-печаток.
' Вот только этого не хватало, - подумала девушка, в этот раз ей захотелось стукнуть по голове себя родимую, чтобы впредь была внимательней и следила за своими словами. - Походу я сильно влипла. Но где наша не пропадала... Постараюсь выкрутиться, главное, чтобы Кларк так и продолжал долго курить и не вернулись мои друзья. Иначе все очень осложниться'...
Дело в том, в вампирском мире каждый представитель какого-либо клана носил перстень с символом своего сообщества. А Главы кланов или их ближайшие родственники носили еще перстни со своими инициалами.
Кэтрин смотрела на серебряные печатки с вкрапленными темными камнями и выгравированными на них серебристыми буквами и символами, и гадала, кто же такой этот Маркус? Если он глава клана, то она точно влипла. Вампирам конечно не запрещается жить отдельно от сообществ. Они просто лишаются защиты и поддержки кланов. И еще такие отщепенцы обязаны соблюдать правила сородичей, иначе, если их найдут, то накажут по всей строгости закона. А Кэтрин со своим отцом нарушили только один, рассказали кто они такие мисс Морис, а запрещено раскрываться перед людьми, если ты не хочешь убивать этого человека или же обратить. Но в большей степени Кэтрин не хотела подвести отца. Ведь врят ли Мэттью хотел, чтобы его родитель узнал, где он находится.
Маркус недоверчиво и удивленно сдвинул брови. Потом усмешка полностью исчезла с губ парня, а глаза совсем превратились в лед. В них промелькнуло подозрение.
- Объясни свою точку зрения, - потребовал он.
Кэтрин огляделась по сторонам, чтобы убедиться, что их никто не услышит. Бармен находился в подсобке, рядом со стойкой никто не стоял и не сидел на высоких металлических стульях. Да и людей, сидевших поодаль за столиками, было не так много. Девушка перевела взгляд на Маркуса и ответила:
- Вампиры не так уж и многим отличаются от людей. У нас у всех одна голова, две руки. Только разные предпочтения в еде и жить мы можем вечно. А так мы даже мыслим практически одинаково.
- Ты когда-нибудь видела льва дружившего с антилопой? - усмехнулся Маркус, не отводя от девушки подозрительного взгляда своих черных, как сама ночь глаз. - В нас живут охотничьи инстинкты, мы чуем людскую кровь, она манит нас. Мы питаемся людьми, как они питаются коровами и свиньями. Они для нас низшие существа в пищевой цепи. Люди никогда не поймут нас, а мы их. Мне даже общаться с ними противно. А, ты, защищаешь их и не перевариваешь меня за, то что я прекрасно знаю кто я, каким меня создала природа и что я должен делать.
'Создала природа', значит еще и чистокровный, - промелькнуло в голове у Кэтрин. Девушка с беспокойством посмотрела на часы, висевшие, на стене бара. - Только бы мои друзья еще задержались, пока я не спроважу этого вампирчика'.
- Слушай, ты, - язвительно начала девушка, уперев одну руку в бок. Маркус скользнул мимолетным взглядом по ее позе, потом снова посмотрел Кэтрин в глаза, на его лице играла саркастическая полуулыбка. - Это мое личное мнение, как хочу, так и думаю. Я так и знала, что у нас тобой разные мнения. Так что не фиг тебе здесь делать, вали отсюда, иначе костей потом не соберешь.
Кэтрин захлопнула рот, в который раз мысленно ругая себя за несдержанность и длинный язык.
- Девушка, где вас воспитывали? - поморщился Маркус. - Такая красивая леди, хорошо одета, а разговаривает, как баба на базаре.
' Ну ты погуляй некоторое время в компании парней-хулиганов еще и не тому научишься', - вспомнила Кэтрин времена начала учебы в средней школе, где была настоящим сорванцом.
- Где надо, там и воспитывали, - улыбнулась девушка, подумав что вот сейчас уже лучше уходить. Она привстала со стула и сняла с его спинки свою сумочку. Маркус чуть поддался вперед, одарив девушку запахом своей туалетной воды, которая показалась Кэтрин довольно приятной, и из-за того, что вернулся бармен, холодно спросил полушепотом:
- Из какого ты клана?
- Все тебе скажи, - фыркнула Кэтрин, и хотела уйти, как парень схватил ее за руку.
' Вот теперь я начинаю влипать еще больше. Нужно было сразу покинуть этого красавчика. Хотя нет. Если бы я свалила, то вызвала бы еще больше вопросов и подозрений. А это дотошный вампир, еще бы проследил за мной или рассказал о странной вампирше главе клана, если конечно сам им не является. Тогда у меня было бы больше проблем... Наверное'.
- Если ты не будешь отвечать на мои вопросы, я могу отвести тебя к старейшинам, сказав им, что ты очень подозрительная личность и тебя нужно проверить. Ты скажешь: я не имею права. Но мои перстни ты наверное заметила и смекнула, что я не просто вампир. Я сын одного из глав кланов так, что имею некоторую власть, - сузив глаза, угрожающе прошептал Маркус на ухо Кэтрин.
'А ты очень и очень опасный тип', - Кэт, немного отстранилась и посмотрела в бледноватое с правильными чертами лицо вампира
- А я не вхожу ни в одно из ваших сообществ, - ответила Кэтрин.
Маркус вскинул брови и протянул:
- О, как.
Кэтрин это почему-то напомнило ситуацию, когда полицейский патруль подходит к человеку и просит показать документы, а потом, рассматривая их, выдает на подобие: 'Опа'. А взгляд говорит, что ты влип, голубчик. Вот и глаза Маркуса выражали тоже самое.
- А разве не входит в ваши кланы, запрещено законом? - с сарказмом, вырывая ладонь из его руки.
- Нет, конечно, - иронически улыбнулся вампир. - А вдруг, ты, нарушительница законов или недавно обращенная и совсем их не знаешь и тебе нужна помощь?
- Я чистокровная вампирша, - прошептала девушка с беспокойством посматривая на часы. Шестое чувство говорило ей, что друзья скоро вернуться, а значит ей нужно быстрее отвязаться от черноглазого вампира.
- Вон, даже как, - усмехнулся Маркус. - Тогда назови мне свое имя и фамилию.
Девушка вздохнула. Деваться ей было некуда, и ответила:
- Кэтрин Лейстрейндж.
Маркус удивленно сдвинул брови, сделал шаг назад и осмотрел вампиршу с ног до головы, а остановился на ее зеленых глазах.
- Да, я вижу сходство с представителями этой семьи, - задумчиво произнес парень. - Похоже, ты действительно Лейстрейндж. Ну тогда кем тебе является некий Мэттью?
' Ну вот он и папочку моего похоже знает. Может успокоиться и отвяжется. И надеюсь, не расскажет никому', - подумала девушка, а вслух ответила:
- Он мой отец.
Маркус улыбнулся, но в этой улыбке было меньше иронии, чем до этого и еще в ней появилась теплота и искренность, даже его глаза стали не такими холодными.
- Ну, тогда я тебя поздравляю. Ты только, что нашла своего родственника. Я конечно сам в шоке. Бразильский сериал какой-то. Но ты моя двоюродная племянница.
- Что?! - в удивлении воскликнула девушка, да так, что некоторые посетители бара посмотрели на нее.
- Я твой двоюродный дядя, - повторил парень.
Кэтрин резко стало не хватать воздуха, и чтобы не упасть в обморок, она нащупала рукой стул и села на него.
- Да ты, наверное бредишь, - не моргая, смотря себе в колени и пытаясь прийти в себя, выговорила девушка.
- Это удивительно, но нет. Мы и правда родственники, - вздохнул Маркус скептическим взглядом разглядывая Кэтрин. - Я сам в шоке. Познакомился с девушкой, а она возьми и окажись моей двоюродной племянницей, о существовании которой я даже не подозревал. Причем очень странной, считающей людей равными себе. Плюс к этому, не переносящей меня за то, что я отношусь к людям так как и подобает хищнику, как к еде, - последние слова Маркус прошептал Кэтрин на ухо, обдав ее кожу теплым дыханием и приятным запахом туалетной воды.
От звука голоса вампира и от его близости по телу девушки прошла дрожь. Кэтрин отодвинулась вместе со стулом подальше. Ей было непривычно, что парень вызывает в ней такую реакцию.
- Не похоже, что ты в шоке. Это я тут сижу, как в прострации и чуть ногти не кусаю, не зная радоваться мне от такой встречи или наоборот. На твоем лице я не вижу ни одной эмоции, лишь одно холодное спокойствие.
- А я так удивлен, что это закупорило все мои чувства, - усмехнулся Маркус, сощурив глаза.
- Неужели вампиры, которые хоть некоторое время прожили со своими все такие?! - шепотом с долей иронии, косясь взглядом на бармена, протирающего стакан тряпочкой, спросила Кэтрин и серьезно прибавила:
- Мэттью порой иногда говорит вещи, которые должны вызывать бурю эмоций, а у него при этом совершенно спокойный голос и беспристрастное лицо, будто его ничего не волнует. Я не понимаю, как так можно...
- Я никогда не видел своего двоюродного брата, - протянул Маркус. - О нем, мне только рассказывал отец. А подавление эмоций это одна из наших черт. Мы можем жить вечно, а эмоции порой играют с нами злую шутку, делают нас слабыми. Обидно было бы, например, умереть по глупости из-за большой любви к какой-нибудь охотницы на вампиров, которая воспользовавшись твоей слабостью убила бы тебя. Ну, конечно все чувства нельзя побороть, что-то всегда остается...
- Я считаю, что жить без чувств это все равно, что быть мертвым, - заметила Кэтрин, смотря Маркусу в глаза. А ты как я вижу подавляешь в себе положительные эмоции и стараешься быть отрицательным героем в своей истории.
- Я такой, какой я есть и меня не изменить, - улыбнулся уголками губ парень. - И мне нравиться быть таким.
Вдруг звякнул колокольчик над дверью, и в бар вошла шумная компания молодежи. Кэтрин услышала знакомые голоса и, повернувшись в их сторону, замерла. Все ее друзья направлялись к ней.
Маркус проследил за взглядом девушки и недоуменно сдвинул брови, когда увидел молодых людей, идущих в их сторону.
- Прости, Кэт, что мы так долго, - извинилась ее школьная подруга Нэнси, заинтересованно косясь в сторону Маркуса.
На лице парня было написано удивление, граничившее с недовольством и презрением.
- А меня Сэм утащил в магазин, мы взяли по бутылочки пивка... - пьяным голосом и немного покачиваясь на ногах, произнес недавний горе-ухажер.
- Ты, представь, оставили Кларку тебя на попечение, а он ушел, бросив тебя одну, или не совсем одну, - недовольно косясь на Кларка, а потом переведя взгляд на Маркуса, сказала другая подруга Кэт, Тина. - Может, познакомишь нас со своим другом.
- Это... мой двоюродный дядя, - представила парня Кэтрин, гадая, о чем сейчас думает Маркус.
Вампир молчал странным опасным взглядом, рассматривая друзей племянницы.
- Может, по коктейлю возьмем и сядем, вон за тот свободный столик? - предложил парень Нэнси, указав в угол бара.
Кэтрин буквально чувствовала, что Маркус удивлен и зол. От него так и исходила ненависть к стоящим перед ним людям и негативная аура, заполняющая все пространство заведения. В воздухе запахло грозой, но никто кроме Кэт этого не ощущал.
- Уже поздно, я устала. Мы пойдем, - вампирша поднялась со стула, повесила сумку на плечо.
- Оставайся еще, нам без тебя будет скучно, - надула губки Нэнси.
- У вас есть кому веселить, - девушка кивнула на парней подруг. - А от меня сегодня уже никакого толка, я очень хочу спать. Так, что пока, созвонимся.
- До встречи, - попрощались друзья.
Кэтрин махнула друзьям, затем взяла Маркуса за руку и поспешила увести из бара.
На улице их встретила темнота, разбавленная холодным светом луны и, стоящим возле дороги фонарем. Подувал прохладный весенний ветер. Кэтрин застегнула молнию куртки, поправила на плече ремень сумки и посмотрела на Маркуса.
Парень высвободил руку и отошел от девушки.
- Они же люди, как ты общаешься с ними? - смотря в одну точку, выговорил он поморщившись.
- Они мои друзья, и мне не важно, кто они такие, - ответила Кэтрин, переминаясь с ноги на ногу и смотря по сторонам.
- Это позор для чистокровного вампира, нашей крови, нашего рода, - сухо произнес Маркус, посмотрев на племянницу. - Я думал, что ты просто их не убиваешь, если и пьешь кровь, то оставляешь человека в живых. А ты еще называешь их своими друзьями, пренебрегая общением с сородичами. Извини, но у меня на языке так и вертится слово 'предательство'.
- Я питаюсь только донорской кровью. А вампирский род я ничем не предавала. С людьми общаться ведь не запрещается. Главное, чтобы они не знали о твоей сущности, - заметила Кэт, без тени страха смотря в глаза Маркуса. А в самом деле, зачем ей его бояться? Пусть он и кровососущая элита, и имеет некоторую власть, прицепиться к Кэтрин с чем-то серьезным он не может, нет доказательств.
Парень внимательно изучал лицо племянницы, будто искал в нем что-то, но найти не мог.
'Не доверяешь? Хочешь поймать на лжи? Или думаешь, что я заодно с какими-нибудь охотниками на вампиров? А поверить в то, что такие вампиры как я, не убивающие людей просто по своим принципам, существуют, ты не можешь, - мысленно вопрошала у Маркуса девушка. - Встретила, блин, родственничка. Вот оберточка у него высший класс. А в душе, то что творится, - мысленно продолжала Кэтрин, рассматривая Маркуса. Красивое, бледное лицо с резко очерченными скулами, тонкими губами, прямым носом, выразительными черными глазами. Высокую, стройную, ладную фигуру обтягивал идеально сидящий черный двубортный приталенный плащ классического покроя с отлетной кокеткой на спине, отложным воротником на стойке, карманами, хлястиками, поясом, погонами и шлицой. Черные дизайнерские джинсы, вычищенные до блеска лакированные туфли. Его манера одеваться напомнила Кэтрин Мэттью. Тот тоже любил красивую и дорогую одежду. - Только вот мой отец это полная противоположенность своему двоюродному брату. Ведь это Мэттью с детства учил меня, что людей не стоит воспринимать только как пищу, но и привыкать к ним нельзя, если не хочешь потом страдать. А я хоть порой и понимаю, что он говорит правильные вещи и хочет мне добра, но все равно поступаю по-своему'...
Маркус вздохнул и с усмешкой произнес:
- Интересная вы личность, Кэтрин Лейстрейндж.
- Какая уж есть, - в тон ему ответила девушка, и зашагала по улице. Ей хотелось побыстрее избавиться от этого парня. Радости встречи с таким родственником она совсем не испытывала.
- Давай, я что ли провожу тебя, - предложил Маркус, направившись за ней. В его голосе не было больше сарказма, но в глубине черных глаз плескалась какая-то нехорошая задумка.
- Сама дойду, - махнула рукой Кэтрин и весело прибавила:
- Мне же не стоит бояться каких-нибудь хулиганов или маньяков.
Кэтрин ко всему прочему не хотелось, чтобы Маркус узнал, где она живет. Ведь, он ей не доверяет, и это ему и нужно для начала, чтобы узнать о ней побольше.
Девушка еле подавила желание оторвать этому вампиру голову, чтобы избавиться от ненужных проблем.
- Ну может, перестанешь от меня отворачиваться, - вампир перегнал Кэтрин и загородил ей дорогу. - Мы семья все-таки.
- Неужели для тебя это что-то значит? - фыркнула Кэтрин, сунув руки в карманы своей серой курточки и посмотрев на парня.
- Моя семья-это все для меня. По идее каждый вампир очень дорог мне, я предан своему роду. И готов сделать все для его процветания. В тебе течет частичка крови нашей семьи, пусть ты хоть... немного... э... э ... э странная, но какая бы ни была, моя родственница. Так, что даже ты дорога мне. И я с радостью готов тебе помочь.
- Мне не нужна помощь, - сдвинула брови девушка.
Маркус в ответ лишь неоднозначно хмыкнул.
- Жить среди людей тебе никто не может запретить. Главное, чтобы ты не нарушала наших законов и придерживалась наших правил. Наказания у нас очень суровые. И смерть не всегда высшая мера. У наших старейшин богатая фантазия.
- К чему ты клонишь? - не поняла девушка. - Мэттью мне рассказывал про ваши законы. Можешь не беспокоиться.
- Дорога, по которой ты идешь, так и ведет к отступничеству и предательству. Люди тебе уже важнее, чем твои сородичи. А в жизни может всякое случится, где тебе придется выбирать между нами и между этими жалкими людишками.
- Послушай, - Кэтрин ткнула в грудь Маркуса пальцем. - Я уже большая девочка и могу сама во всем разобраться. И не надо навязывать мне свои жизненные позиции. У тебя своя дорога, у меня своя. Я живу так как хочу и меня все устраивает.
Мимо прошла какая-то пара. Кэтрин покосившись на них, замолчала. Маркус же проводил их странным взглядом. Потом посмотрел на племянницу и с улыбкой, не предвещающей ничего хорошего, спросил:
- Неужели ты никогда не пила кровь прямо из первоисточника?
- Нет, - Маркус начинал нравиться Кэтрин все меньше и меньше. По хитрому взгляду вампира было видно, что он что-то задумал.
Парень огляделся. Улица была абсолютно безлюдна, если не считать, стоящих вдалеке, возле двери бара, из которого они недавно вышли, двоих мужчин.
Стояла тишина, которую прерывал лишь отдаленный гул машин.
- Нет не пила, - твердо ответила Кэтрин, смотря Маркусу в глаза. - А сейчас извините, наша встреча оказалась ошибкой. Я больше не собираюсь вас выслушивать. Провожать меня не нужно.
Девушка хотело обойти парня, но тот крепко схватил ее за плечи.
- Отпусти, а не то обещаю, что ты не досчитаешься какого-либо органа, - прошипела Кэтрин.
- Нежели, ты спокойно можешь находиться среди людей, слышать как бьются их сердца, чувствовать запах их крови и при этом не иметь желание ее попробовать? - проигнорировав угрозу племянницы, спросил Маркус, нагнувшись над ее ухом, и обдав кожу девушки теплым дыханием.
- Нет, - процедила Кэтрин, пытаясь вырваться из рук парня, но он оказался сильнее. Она действительно никогда не испытывала сильной жажды крови, чему удивляла даже Мэттью. Ей хватало выпивать в день по стакану донорской крови, а в остальное время питаться обычной человеческой едой. Кэт понимала, что это не совсем нормально, спрашивала у отца, но он явно, что-то знал, но упорно это скрывал.
Вдруг Кэтрин услышала позади себя стук женских каблуков. Маркус посмотрел за плечо племянницы, на его лице заиграла довольная улыбка.
- Вот сейчас мы и проверим твою силу воли, - прошептал он ей на ухо, потом отпустил ее и отошел в сторону.
Кэтрин обернулась и увидела, идущую навстречу девушку в синем плаще до колен, капроновых колготках и высоких черных сапогах.
На лице Маркуса промелькнула усмешка, в глазах зажегся огонь. Кэт с ужасом поняла, что задумал ее дядя. И прежде, чем она смогла что-то предпринять, Маркус быстрой тенью метнулся к ночной путнице, зажал ей рот рукой и с нечеловеческой быстротой утащил ее в неосвещенный проулок.
- Черт, черт, - в досаде пнула Кэтрин мусорный бак, тот со звенящим грохотом опрокинулся, и из него частично вывалилось содержимое.
Кэтрин схватилась за голову, и зашагала взад вперед.
'Он хочет, чтобы я пошла за ним. Хочет, чтобы я учуяла запах крови и отдалась на волю своей сущности. Какая же ты сволочь, Маркус Страстенберг. Наградил Бог родственником. Черт. Пока я тут думаю, он убивает невинную девушку. Мне хватит сил подавить свою природу, Маркус все равно своего не добьется. Нужно спасти ту девушку любой ценой, пусть даже мне придется нарушить самый главный вампирский закон, за несоблюдение которого грозит самое жестокое наказание. Если понадобится, я убью Маркуса Страстенберга, не взирая на последствия. Миру только легче будет, если его не станет'.
Кэтрин нащупала в кармане складной ножик, лезвие которого было покрыто серебром, и скользнула в темноту, где скрылся вампир со своей жертвой...


Сообщение отредактировал Мишель2447 - Среда, 09 Ноября 11, 00:14
 
SabrinaДата: Четверг, 10 Ноября 11, 19:47 | Сообщение # 8
Сharmed
Группа: Dark Slash
Сообщений: 164
Награды: 38
Репутация: 44
Статус: Offline
Все круто, на самом деле!)) мне понравилось "начало" истории, знакомство...вот только описания героев не очень четкие (на первый взгляд) ну, по крайней мере, мне не особо хватило фантазии представить Маркуса))) и еще- "Маркус Страстенберг"- ОТКУДА ОНА ЗНАЕТ ЕГО ФАМИЛИЮ??- видятся всего лишь во второй раз и он кажется не говорил о соей фамилии)))

Я иду, пока идется, используя сто процентов моих сил. Беру, что хочу, чего не хочу, не беру. Это и называется жить.
 
Мишель2447Дата: Четверг, 10 Ноября 11, 22:31 | Сообщение # 9
Chosen
Группа: Пользователь
Сообщений: 28
Награды: 6
Репутация: 9
Статус: Offline
Sabrina, большое спасибо за отзыв)
Quote (Sabrina)
вот только описания героев не очень четкие (на первый взгляд) ну, по крайней мере, мне не особо хватило фантазии представить Маркуса)))


Соглашусь, надо будет над этим поработать) Тут дело еще в чем у меня есть другая книга, в ней этот самый Маркус главный мужской персонаж, а тут он так мельком промелькнет. И еще как-то машинально выходит, в другой книге я стараюсь его лучше описывать, а тут забываюсь, кажется, что все его уже знают, и не думается, что ту другую книгу кто-то не читал))) С фамилией, да тоже косяк) Спасибо еще и за замечания, теперь буду знать, что еще стоит доработать, кроме правки текста)

Ну тут вот еще прода:


Осторожно вступая в темноте и почти не дыша, девушка шла вдоль кирпичного здания, прислушиваясь к каждому шороху. Вампиры видели в кромешной темноте намного лучше, чем люди, но все же недостаточно хорошо, чтобы различать все четко и понятно. Кэтрин не заметив, чуть не споткнулась о какую-то стеклянную бутылку, лишь быстрая реакция девушки, спасла ее от падения.
- Где ты, Маркус? - вполголоса спросила Кэтрин и напрягла свой слух. Вдалеке слышались какие-то незнакомые голоса, шум машин, но ничего похожего на присутствие вампира и его жертвы.
'Куда они запропастились', - чертыхнувшись, подумала девушка, а вслух крикнула:
- Заканчивай со своими играми, я не хочу играть в прятки. Выходи.
Ответом ей послужила тишина.
'Ты же не мог просто так смотаться', - оглядываясь по сторонам, подумала девушка и вышла на освещенный тусклым светом луны, задний двор какого-то здания.
Вдруг Кэтрин почувствовала резкий запах крови.
'Господи, пусть та девушка еще жива', - мысленно молилась Кэтрин, и тут опустив глаза, увидела на земле поблескивающее в свете луны небольшое пятнышко крови.
Вампирша села на корточки и провела по нему пальцем.
'Совсем свежее, они были тут секунды назад. Блин, не надо было мне фелонить, когда Мэттью обучал меня вампирским премудростям. Оказывается, быть кровососом не так уж и легко. Чувствовать и различать различные запахи, распознавать других сверхъестественных существ, владеть данной тебе силой, всему нужно обучаться, даже если ты чистокровный вампир. Вон Маркуса с пеленок всему обучали, вот он и играет со мной, смеясь, как легко меня разводить. И что я до сих пор его не услышала и не почувствовала. Ну ладно, смейся, смейся, ты меня еще не знаешь', - в глазах Кэтрин промелькнул нечеловеческий огонек.
Вдруг позади Кэтрин промелькнула тень, а запах крови сделался еще отчетливее. Девушка резко поднялась на ноги и обернулась.
- Честно, я устал от тебя бегать. Неужели так трудно было меня найти. Ты даже самых простых азов охоты не знаешь. Не можешь правильно сконцентрироваться на своих чувствах, - язвительно произнес Маркус. Вампир стоял, прижимаясь спиной к кирпичной стене. Его прекрасное лицо бледным пятном выделялось в свете луны. Девушку в синем плаще он крепко держал одной рукой за плечи, другой водил пальцем, по шее, на которой виднелись две аккуратные кровоточащие ранки. - У нее прекрасная кровь, не хочешь попробовать? Давай тебе понравится, авось и поменяешь свое отношение к этим жалким существам. Они же всего лишь пища...
Кэт посмотрела на дрожащую от страха жертву Маркуса. Прическа девушки растрепалась, ворот плаща был разорван, по щекам размазалась тушь вперемешку со слезами, бледные губы чуть слышно шептали: 'Прошу вас, не надо. Помогите мне'.
- Отпусти ее, - крикнула Кэтрин.
- Ты только вдохни глубже этот чудесный запах, - продолжал Маркус, не отводя пристального взгляда от племянницы.
- Нет, - прошептала Кэт, наоборот задерживая дыхание и отводя взгляд в сторону.
- Какая же ты дикая, племяшка, - язвительно проговорил Маркус. - Хотя неудивительно, ты же жила вдали от нормального общества, с людским сбродом.
- Я бы стала более дикой, если бы жила с вами - кровожадными зверьми, жаждущими людской крови, - прошипела Кэтрин, посмотрев Маркусу в глаза.
- Ты родилась вампиршей. Это твоя сущность, как же ты не понимаешь, - в тон ей процедил парень. - Я хочу только помочь тебе узнать, кто ты есть на самом деле. Можешь меня ненавидеть, но я стараюсь для тебя. Жизнь среди людей не принесет ничего хорошего.
- Это моя жизнь и мое дело! Я не просила в нее вмешиваться, терпеть не могу, когда кто-то решает как мне жить, - проговорила Кэтрин. В воздухе так и витал запах крови. Он был таким аппетитным, что внутри вампирши стал просыпаться голод.
Маркус же еще раз приложился к шее жертвы, потом вытерев губы тыльной стороной ладони, схватил за волосы, уже почти теряющую сознание девушку, и больше открыв ее шею, обратился к племяннице:
- Я же вижу тебе хочется. Так зачем сдерживаться, ты вампирша, это твоя сущность...
Кэтрин как завороженная смотрела на тонкие струйки крови, вытекающие из ранок на шее бедной девушки, и скрывающееся под тканью плаща. Глаза вампирши засветились нечеловеческим светом, а клыки удлинились.
Маркус с довольной улыбкой обратился к своей жертве:
- Вот видишь, Тина, природа всегда побеждает.
Потом вампир быстрой тенью метнулся к племяннице и подставил перед ее лицом шею жертвы.
- Не противься, пей, - мягко произнес он. - Они всего лишь пища и не заслуживают нашего сострадания.
Учащенный стук сердца Тины, ток ее крови сводил Кэтрин с ума. А запах этой алой жидкости, вызывал жгучий аппетит. Почему раньше она этого никогда не ощущала? Не понимала, чего теряет, отчего отказывается...
Девушка все нагибалась и нагибалась над шеей Тины, мечтая быстрее вкусить этого нектара с таким чудесным запахом...
- Нет! - вдруг отчаянно завопила жертва, дернувшись из цепкой хватки Маркуса.
- Заткнись, милая, - зло прошипел Маркус на ухо Тине, до боли сжимая хрупкие плечи девушки.
Крик Тины заставил Кэтрин очнуться. Вампирша с ужасом осознала, что сейчас чуть ли не перечеркнула всю свою жизнь, чуть не поддалась своей истинной природе и едва не превратилась в чудовище, в которое всегда боялась превратиться. Как же сейчас она ненавидела Маркуса Страстенберга.
'Я никогда не найду себе места среди своих сородичей, - подумала девушка, кровь Тины больше не вызывала в ней жгучей жажды. Вампирша нащупала в кармане ножик и выпустила лезвие. - Прости, отец, но если я сейчас не остановлю этого вампира, то не смогу спасти, ни в чем неповинную девушку, это чудовище убьет ее'.
С этими мыслями Кэтрин резко вынула из кармана нож и сделала резкий выпад, направляя лезвие прямиком к сердцу Маркуса...
Можно было позавидовать реакции черноглазого вампира. Он оттолкнул от себя Тину прямо на Кэтрин, обе девушки рухнули на асфальт, но лезвие вампирши все-таки задело его, оставив на левой щеке кровавую борозду.
Маркус провел пальцами по щеке и, посмотрев не кровь, оставшуюся на них, холодно проговорил:
- Зря ты так племяшка. Я вообще-то по-хорошему хотел. А ты только сейчас доказала, что готова убить своего сородича, ради какого-то мешка с кровью, - парень скривился и кивнул в сторону свернувшейся на асфальте калачиком, тихо плачущей Тины.
Кэтрин вскочила на ноги и проговорила:
- Она живое существо, у нее есть своя жизнь, родственники и друзья. Она ходит, дышит и думает, так что нельзя сравнивать людей с едой, Маркус Страстенберг.
- Как я вижу спорить с тобой бесполезно. Я могу закрыть глаза на твои действия, посчитав все временным помешательством и надеясь, что в будущем жизнь покажет тебе, что ты идешь по неправильному пути и заставить понять, кто ты есть на самом деле. Я готов тебя сейчас отпустить на все четыре стороны, забыв сегодняшний день и нашу встречу, и ничего никому не рассказав, но для начала я должен сделать одну вещь, - парень вновь посмотрел на Тину. - Я должен убить эту девушку. Она слишком много видела. А по нашим законам, во избежание нашего раскрытия, мы либо убиваем свидетелей, либо обращаем. На данный момент я могу привести в исполнение только первый вариант. А ты, Кэти, можешь быть свободна. Только, пожалуйста, без глупостей...
Кэтрин с Маркуса перевела взгляд на плачущую Тину. Сердце девушки сжалось от жалости.
'Это из-за меня Тина оказалось в такой ситуации. Я просто обязана ее спасти', - пронеслось в голове у вампирши.
- Маркус, я все понимаю, но ведь можно ее загипнотизировать, чтобы она все забыла, - нашла выход Кэтрин.
- Можно, но это трудоемкий процесс и не факт, что она ничего не вспомнит, - в глазах парня плясала ирония.
'Он издевается надо мной!' - мысленно возмутилась девушка.
- Ты тронешь ее хоть пальцем только через мой труп, - решительно произнесла Кэтрин, загораживая собой Тину и крепче сжимая в руке нож.
Маркус обвел племянницу взглядом, чуть дольше задержавшись на ее оружии, потом посмотрев в глаза, сказал:
- Как бы там ни было, но ты все-таки моя родственница. Но не нужно портит себе жизнь ради человека. У меня есть достаточно прав и власти, чтобы тебя наказать. Так, что либо ты сейчас уходишь отсюда, либо умрешь. Выбирай...
Вместо ответа девушка вновь замахнулась на Маркуса ножом, но парень сдержал ее руку.
- Ты довольно сильная для шестнадцатилетней девчонки, - проговорил он, не давая девушке вонзить ему в сердце нож.
- Ты еще меня не знаешь, - процедила Кэтрин, с этими словами она выбросила ногу вперед и сделала Маркусу подножку. Парень упал на землю, при этом потащив за собой Кэтрин. Ножик чудом не вошел в его грудь.
- Я же говорил, что дорога, по которой ты идешь, приводит тебя к отступничеству, - прошипел Маркус, из последних сил сдерживая руку девушки.
- А я тебе сказала, что это мое дело, - тяжело дыша, проговорила Кэтрин, еще больше налегая на рукоять ножа.
- Лично я не хочу... убивать собственную племянницу, - прошептал Маркус, также тяжело дыша, как и Кэтрин, потом прибавил, сверкнув глазами:
- Но и себя убить не дам.
С этими словами он резко оттолкнул от себя девушку, не ожидая этого, Кэтрин едва не шмякнулась на асфальт, но сумела устоять на ногах. Вот стоило ей только на секунду отвести взгляд от места, где лежал Маркус, когда она вновь туда посмотрела, парня уже не было.
Кэтрин огляделась по сторонам, где-то позади нее промелькнула тень. А потом девушка почувствовала присутствие Маркуса у себя за спиной. Девушка развернулась, крепче сжимая рукоять ножа и в любой момент готовая нанести удар, но никого не увидела.
'Как же мне осточертели его игры', - подумала Кэтрин, вглядываясь в темноту и пытаясь почувствовать, или услышать своего дядю. Но оглушительные удары своего же собственного сердца заглушали все вокруг.
- Не там смотришь, - раздался за ее спиной голос полный иронии.
Кэтрин замахнувшись ножом, резко обернулась. Маркус перехватил ее руку и повернул под неестественным углом, так что кости затрещали, а Кэтрин почувствовала невыносимую боль, но сжав губы ни проронила, ни звука. Маркус вынул из ослабевших пальцев девушки нож и, сложив его, убрал в карман своего плаща.
- Холодное оружие детям не игрушка, - с сарказмом произнес Маркус, еще больше выкручивая руку Кэтрин. Девушка делала тщетные попытки вырваться, но у парня была просто железная хватка. - Моя, дорогая, ты еще слишком молода, хотя в принципе я тоже, тебе с виду лет шестнадцать, а я старше тебя всего лишь на два года, тебе нужно попросить своего отца получше обучить тебя всему, иначе тебе жить будет очень и очень трудно. Не мечтай, что будучи вампиршей проживешь среди людей не встречаясь со сверхъестественным и различными опасностями. Мы часть темного мира, и являемся своего рода магнитом для всего необычного. А ты со своими непонятными принципами и характером всего будешь лезть в гущу событий, связанных со сверхъестественным, будешь стараться помогать людям. Но с такой вот подготовкой тебя раздавят под ногами как букашку.
- Вот только не надо брать на себя роль предсказателя и делать всякие предположения насчет моего будущего. Тебя это совершенно не касается. Время покажет, что будет. А вот про тебя точно можно сказать, что в итоге ты превратишься в настоящего монстра и тирана, в бездушное ничего не чувствующее существо. Хоть вопреки всяким поверьям наши сердца бьются, и мы не являемся ходячими мертвецами, но ты уже почти мертв душой.
- А, что если мне нравится быть таким, - проговорил Маркус, потом откинул Кэтрин от себя. Девушка со всего размаху ударилась о кирпичную стену какого-то здания и упала на асфальт.
Вампир усмехнулся, смотря на племянницу, затем повернулся к лежащей на земле Тине, присел на корточки и дотронулся рукой до ее вздрагивающего плеча:
- С тобой уже пора закончить...
Кэтрин с трудом приподнялась на руках. Поврежденное Маркусом запястье уже зажило, но после сильного удара об стену у девушки, аж в ушах звенело. Кэтрин пыталась сфокусировать взгляд на Маркусе, но в глазах все расплывалась, когда это прошло, вместе с гулом в ушах и голове, Кэтрин увидела как ее дядя, обнажив длинные клыки, наклонялся над шеей Тины.
'Ну уж нет, я не дам тебе ее убить, - мысленно произнесла девушка, морщась от боли, поднимаясь на ноги. - У меня же есть силы, когда-то они помогли мне и отцу сбежать от демона Айриса. Пора пробудить их, вопрос только в том как это сделать? Все теперь точно буду слушать Мэттью внимательно, когда он еще раз соберется подучить меня вампирским премудростям'.
Кэтрин могла просто кинуться к вампиру и отшвырнуть его от Тины. Но девушка была уверена в том, что Маркус готов к такому раскладу действий своей племянницы и сможет дать отпор, и не факт, что в этот раз обойдется простым ударом в стену, после которого Кэт пришла в себя за пару минут.
Кэтрин закрыла глаза, полностью очистила свою голову от мыслей, оставила лишь ненависть к Маркусу и желание спасти Тину. Вампир уже присосался к шее бедной девушки, а Кэтрин все никак не получалось пробудить свои силы. Тогда девушка разозлилась по-настоящему.
' Вы ее не получите, Маркус Страстенберг', - мысленно сказала Кэтрин.
Ее зеленая радужка глаз вмиг стала черной, в глазах появился дьявольский огонь, а на лице совсем не невинная улыбка. Вот теперь сущность Кэтрин порабощала ее, но только эта сущность не была полностью вампирской.
Маркус будто что-то почувствовал и поднял голову, вытирая кровь Тины с губ. Парень удивленно поднял бровь, увидев свою племянницу, но это все что он успел сделать, перед тем как Кэтрин силой мысли со всего размаху ударила его об стену. Да с такой силы, что некоторые кирпичи раскололись и мелкой и не очень крошкой осыпались на асфальт.
Маркус же каким-то чудом смог не упасть, и держась рукой за грудь, на подгибающихся ногах, медленно повернулся к Кэтрин.
- Похоже...я недооценил тебя, - хрипло выговорил парень, немного покачиваясь из стороны в сторону, потом закашлявшись, рухнул на асфальт.
Кэтрин бросилась к Тине. Девушка дрожала от страха, глаза застилали слезы.
- Ты как? - спросила Кэтрин, обхватив Тину за плечи, достав из кармана куртки платок, и прижав его к ранкам на шее девушки.
Тина молчала, лишь только плакала, уткнувшись в грудь Кэтрин.
- Тсс, все будет хорошо, я с тобой, а он тебя больше не обидит, - приговаривала вампирша. - Нужно вызвать скорую, но только не сюда, - она покосилась на лежащего на асфальте Маркуса, потом вновь перевела взгляд на его несостоявшуюся жертву. - Ты можешь встать?
- Я не знаю, - тихо ответила Тина, все еще дрожа, но уже немного успокаиваясь.
- Давай я тебе помогу, - Кэтрин, придерживая девушку, помогла ей подняться на ноги.
- Неужели вы... и правда вампиры? - дрожащим голосом и страхом в больших голубых глазах, спросила Тина.
- Да, - кивнула Кэтрин. - Но ты ведь слушала наш разговор и поняла, что я не причиню тебе зла? Но только запомни одну вещь, не говори никому про увиденное здесь. Иначе мои сородичи могут найти тебя, могут убить не только тебя, но и всех твоих друзей и родных. Так что лучше замышься где-нибудь и не высовывайся.
- Я конечно никому ничего не расскажу. К тому же, кто бы мне поверил, - Тина стала вытирать растекшуюся под глазами тушь, но предательские слезы вновь хлынули из ее глаз.
- Ну, ну успокойся, - Кэтрин приобняла девушку. - Нам нужно быстрее уходить отсюда.
Тина выдавила из себя улыбку и немного заикаясь, произнесла:
- Вот и сходила домой от парня. Пусть теперь всегда меня провожает.
- Это правильно, - кивнула Кэтрин, потом взяла Тину за руку и повела из-за проулка.
- А как же он? - вдруг остановилась девушка и кивнула в сторону Маркуса.
Вампирша посмотрела на него:
Очухается скоро, что ему будет-то. Так, что нужно быстрее уходить, пока он не пришел в себя.
Тут парень закашлял до того жутким кашлем, что даже Кэтрин усомнилась, в том, что он ранен несерьезно.
- Если что беги, - сказала вампирша Тине, а сама медленно стала подходить к черноглазому красавчику, и села возле него на корточки.
Дыхание парня было неровным, а от уголка губ тянулась струйка крови. У вампиров очень быстрая регенерация, так что чтобы у него там не повредилось, ему уже давным-давно пора зажить.
' Он ударился грудью, и конечно же переломал кучу костей, ему может быть плохо только если эти самые кости впились в его внутренние органы, - мысленно рассуждала девушка. Она успела возненавидеть своего недавно найденного двоюродного дядю, но вот так бросить его не могла, все-таки, как бы там, ни было они не только вампиры, но еще и родственники. - Может поискать в его телефоне, номер кого-нибудь из клана и за ним приедут'.
Кэт только хотела поискать в карманах парня телефон, как он открыл глаза.
- Ты еще здесь? - слабым голосом проговорил Маркус.
- Как видишь, - отозвалась девушка.
- Решила меня добить?
- Надо бы конечно, но нет.
- А зря. Никогда не нужно доверять своему противнику, - с этими словами Маркус схватил племянницу за шею, быстро встал на ноги и приподнял Кэтрин над землей. Девушка задыхалась и проклинала свою доброту.
'Нужно было убить его, а не пытаться помочь', - мысленно укорила себя девушка, потом посмотрела на застывшую невдалеке Тину и одними губами прошептала:
- Беги.
Девушка уже хотела броситься прочь отсюда, но Маркус повернул к ней голову и крикнул:
- Стой! Иначе я оторву твоей спасительнице голову, а потом все равно догоню тебя.
Тина замешкалась, но в итоге осталась стоять на месте с ужасом наблюдая за происходящим.
- Племяшка, ты еще страннее, чем я думал. В тебе есть какая-то неведомая сила. Вампиры могут управлять силой мысли, но чтобы с такого размаху ударить об стену... Я до сих пор чувствую себя нехорошо, и не могу нормально дышать, - сказал Маркус, еще сильнее сжимая шею Кэтрин.
Девушка беспомощно перебирала в воздухе ногами, в глазах начало темнеть и когда она потеряла сознание, Маркус отпустил ее, как это ни странно не дав ей упасть на асфальт, а подхватив и осторожно, опустив.
Потом вампир метнулся к Тине. Девушка попробовала убежать, но Маркус быстро нагнал ее и впился клыками в шею...
Когда Кэтрин очнулась, то увидела мертвую Тину и лежащую рядом с собой записку, написанную красивым и аккуратным мужским подчерком:
' Тебе, моя дорогая племянница, еще многому нужно научиться. Ты можешь меня ненавидеть из-за этой девушки, но по-другому было нельзя. Мы никогда не оставляем свидетелей и порой спокойнее убить, чем гипнотизировать, к тому же люди всего лишь пища, надеюсь, когда-нибудь ты это поймешь. Ты - вампир и тебе не место среди этого человеческого сброда. Я все-таки закрою глаза на то, что здесь произошло. Дам тебе еще один шанс. Но если мы когда-нибудь еще встретимся, и подобное повторится, я уже не посмотрю на то, что ты моя племянница и накажу тебя со всей строгости нашего закона. Удачи!'
С той самой встречи прошло два года. Маркуса она больше не встречала, и исправляться Кэтрин не хотела. Мэттью она о тогдашнем случае ничего не рассказала, ей не хотелось его беспокоить. За эти годы девушка старательно училась управлять своими способностями и стала сильнее, чем два года назад и была готова дать отпор, если ее дядя опять объявится. Эти два года она много думала и пришла к выводу, что люди все равно ближе ей, а жаждущие крови ее сородиче никогда не станут ей своими. Из вампиров ей был дорог только один отец, которого она любила больше жизни.
 
SabrinaДата: Суббота, 12 Ноября 11, 19:10 | Сообщение # 10
Сharmed
Группа: Dark Slash
Сообщений: 164
Награды: 38
Репутация: 44
Статус: Offline
Уже вхожу в сюжет, втягиваюсь, так сказать)) ТОЛЬКО вот некоторые моменты меня при чтении смутили, хотя, возможно это особенности вашего стиля...В общем вот:
1) Слово "Блин" не вяжется тут, вот читаешь-читаешь от этого "БЛИН" впечатление портится...
2)"какое-то здание"- лучше уточнять что за здание, хотя бы немного, это ведь может быть небольшой отель или здание ресторана или кафе, что более вероятно))) "об стену какого-то здания"- та же история- как-то нелепо слышится, вы же автор, должны знать где и что)))
3)"замышься"- испытала от этого слова легкий шок на самом деле
сомневаюсь о его существовании в русском языке, можно было сказать "не светись", "будь тише воды-ниже травы" или еще что-нибудь в этом роде)))
А так мне понравилось, извиняюсь
, если что-то не так, просто пишу что думаю)))


Я иду, пока идется, используя сто процентов моих сил. Беру, что хочу, чего не хочу, не беру. Это и называется жить.

Сообщение отредактировал Sabrina - Суббота, 12 Ноября 11, 19:40
 
Мишель2447Дата: Воскресенье, 13 Ноября 11, 11:54 | Сообщение # 11
Chosen
Группа: Пользователь
Сообщений: 28
Награды: 6
Репутация: 9
Статус: Offline
Sabrina, Спасибо за отзыв и замечания) Я все учла и при редактировании исправлю)

Quote (Sabrina)
А так мне понравилось, извиняюсь , если что-то не так, просто пишу что думаю)))


Я ни капельки не обижаюсь и мне очень нравится, что вы пишете все, что думаете) Я начинающий автор и критика и поддержка мне очень нужна. Свои ошибки и недочеты не всегда видишь и поэтому требуется помощь других)

Ну вот выкладываю еще:

Глава 3

Кэтрин вздохнула, отгоняя воспоминание. Встречаться со своим родственником ей больше не хотелось. Но если судьба все, же как-нибудь сведет их вместе, то этот холодный красавчик, считающий что знает все на свете, получит сполна. Кэтрин отплатит ему за смерть Тины, но в глубине души надеялась, что они больше никогда не встретятся...
Еще издалека девушка увидела, стоящую возле дома мисс Морис, черную машину.
' Неужели отец приехал', - мелькнула у нее мысль, сердце забилось быстрее. Кэтрин, пытаясь унять радостное волнение, поправила сумку на плече и ускорила шаг.
Бьющееся у вампиров сердце и имение детей, казалось странным явлением. Ведь исходя из легенд, вампиры являлись мертвецами, восставшими из могилы, боявшиеся распятий, святой воды и чеснока и являющиеся богомерзкими, проклятыми существами, прислужниками дьявола. На самом же деле все было немного по-другому. Ведь существо у которого не бьется сердце просто не может жить, если не является призраком или банальным зомби. Без дыхания и сердцебиения не работают обычные жизневажные процессы организма, не функционирует даже мозг. Все легенды о мертвом сердце вампира пошли из-за того, что кровососы перед тем как обратиться сначала умирали, а потом возрождались в новой личине, поэтому их считали ходячими мертвецами, у которых сердце биться уже не может.
Но сначала и, правда, появились вампиры, обращающиеся после смерти, их сердца бились, но немного медленнее, чем у людей. Первым вампиром стал колдун, мечтающий обрести бессмертие и вечную молодость. Он совершал кровавые ритуалы, приносил жертв и в итоге силы тьмы сжалились над ним и дали чего он хочет, взамен он обуянный жуткой жаждой крови, должен был губить людской род и населять землю себеподобными. Эти вампиры были настоящими монстрами, для которых главным в их так называемой жизни была лишь кровь. Но однажды первому вампиру понравилась одна девушка. Та была на последнем месяце беременности, но вампира это не остановило. Он влюбился в нее, а как правило дети тьмы всегда губят своих возлюбленных, обращая в себеподобных. Вампир напоил бедную девушку своей кровью, а потом осушил досуха. Девушка умерла и воскресла уже порождением тьмы. Ребенок по идее должен был умереть вместе с матерью, но после ее обращения так и остаться мертвым. Но у вампирши, после пары дней пребывания в новой сущности, он родился и, конечно же, оказался нечеловеком, но и не совсем обычным вампиром. Его сердце билось также, как и у людей, да и на мертвеца он походил меньше. Мальчик рос до двадцати лет, как обычный человек, потом просто прекратил стареть. Да и чтобы обратить кого-то в себеподобного не нужно было убивать жертву. Надо было лишь иссушить ее почти до конца, но чтоб человек остался жив. А потом напоить своей кровью. В организме начинали происходить изменения, и примерно через шесть дней человек обращался в вампира. К тому же такие дети тьмы, в отличие от самых первых, могли иметь детей. В итоге по земле разбрелись два вида вампиров не-мертвые, самые настоящие порождения тьмы и те которые произошли от них. Вот вторых почему-то не коснулась боязнь распятий и святой воды, только непереносимость запаха чеснока осталась. Старейшие из этих вампиров, решив, что их обществу нужно развиваться, а не слоняться по бесполезно слоняться по свету в поисках крови, создали новые законы и придумали сообщества, во главе каждого, поставив достойного по их мнению вампира. Так эти вампиры и живут множество веков, в кланах в тени людей, не выдавая себя, но за все века, добившись очень многого. В отличие от не-мертвых, которых осталось очень мало, но нововведения они тогда не приняли, пожелав остаться в одиночестве и даже продолжая спать в гробах. Что, кстати, было очень на руку другим вампирам. Люди по сей день ничего не знали о существовании двух разных видов кровососов, и если и, веря, то лишь в ходячих мертвецов от которых можно защититься распятием...
Кэтрин, подойдя к дому, сначала застыла на месте, увидев стоящую на обочине новенькую черную Хонду. Потом чуть ли не бегом бросилась к крыльцу. Поднявшись по деревянным ступеням, открыла дверь, и вошла в прохладную прихожею дома. В столовой обнаружила сидящих за дубовым столом, накрытым ажурной скатертью, мисс Морис, а рядом своего отца Мэттью.
- Папа, - переведя дыхание, выговорила Кэтрин, не отрывая от него взгляда.
Вампир поставил на стол чашку с кофе на стол и поднялся со стула.
- Здравствуй, Кэт, - произнес парень, улыбнувшись.
Школьная сумка сползла с плеча девушки по руке на пол. Кэтрин этого даже не заметила. С безумно бьющимся сердцем она кинулась к отцу и обняла его. Он в свою очередь крепко прижал ее к своей груди. Как же Кэтрин была рада его видеть. Последний раз он навещал ее полтора месяца назад. И она очень сильно успела соскучиться. Кэтрин так любила своего отца и очень сильно тосковала по нему. Как же она ненавидела демона, который разрушил ее семью, переменил ее жизнь. Девушка часто с болью на душе смотрела на счастливые семейные пары с детьми, зная, что такого у нее не будет. Ведь мать убил Айрис, да и Мэттью, боясь, что демон учует их силы, когда они вместе, приезжал редко, и ненадолго.
- Я так рада тебя видеть, - проговорила Кэтрин, вдыхая запах туалетной воды отца, а потом немного отошла и, смотря в его красивое лицо, спросила:
- Ты надолго приехал?
Молодой человек покачал головой.
Кэтрин сразу поникла.
- А когда, ты, уедешь?- опустив голову и теребя край рукава жакета, спросила она.
- Сегодня вечером, - ответил Мэттью.
Настроение у девушки тут же упало.
- Я вижу тебя так редко, - подняв голову на парня, проговорила Кэтрин немного обидчивым тоном. - Ты, снова уедешь и навестишь меня в следующий раз опять почти через два месяца?! Иногда мне кажется, что я тебе совсем не нужна.
- Что, ты, такое говоришь? - Мэттью положил ей руки на плечи. - Я очень люблю тебя. Сама понимаешь, почему мне приходиться приезжать так редко... особенно сейчас...
- Извините, - обратилась к ним мисс Морис. - Вам нужно о много поговорить. Не буду мешать.
С этими словами женщина покинула столовую.
Мэттью рассеянно посмотрел ей вслед, затем снова перевел взгляд на дочь.
- Нам и, правда, надо кое о чем поговорить. Давай присядем, - вампир сел на стул, Кэтрин, вздохнув, приземлилась напротив.
- О чем? - спросила девушка, положив руки на стол и вопрошающе посмотрев на отца.
- Только, пожалуйста, дай мне сначала договорить, а кричать и ругаться будешь потом, - попросил Мэттью, чуть склонив голову на бок.
Кэт пожала плечами и кивнула:
-Ладно, - при этом гадая, что же задумал такого отец, что она, возможно, будет кричать на него.
- Тебе уже восемнадцать и ты учишься последний год, - издалека начал вампир. - К тому же в этом году у тебя очень важный экзамен. А в будущем, ты, хочешь получить достойное образование. Так что хороший диплом тебе очень нужен. А в этом пригороде лучше не заканчивать школу, здесь меньше перспектив. Я предлагаю переехать в другой город, где я нашел тебе замечательную школу. Там очень хорошие учителя и больше шансов потом поступить...
- Что?! -возмущенно воскликнула Кэтрин и вскочила со стула. - А ты меня спросил, хочу ли я? Почему зачастую ты решаешь все за меня? Я не хочу в другую школу, мне и здесь нравится!
- Я же просил тебя не перебивать меня, -устало вздохнул парень.
'Не перебивать, как же', - подумала девушка, она была в таком бешенстве, что еле сдерживалась, чтобы не начать крушить столовую мисс Морис, первым делом начать с китайской вазы, стоящей на столе. Но Кэтрин очень уважала хозяйку дома и только это удерживало от того чтобы устроить погром.
Потом из уст вампирши посыпалась длинная тирада на тему: " Дайте подростку свободу! Я уже не маленькая и могу сама за себя все решить".
Мэттью терпеливо ждал, когда дочь проорется.
- У меня здесь друзья, я не хочу никуда уезжать, - устав уже тише прокричала девушка.
- Кэт, послушай, - в голосе отца появились стальные нотки. Вообще Мэттью всегда практически при любых обстоятельствах казался спокойным. Будто из себя его вывести было невозможно. Тут он и напоминал ей Маркуса. Спокойный взгляд зеленых глаз, правильное с аристократическими чертами лицо, величественная осанка. Дорогая классическая одежда. Все это делало его завидным женихом. Но Мэттью похоже поставил наличной жизни крест, полностью отдавшись думам о том как убить Айриса, перекопав кучу книг, своей карьере адвоката и дочери, к которую очень любил, и очень жалел, что не может приезжать к ней чаще. Мэттью хотел, чтобы Кэтрин была счастлива, но, по его мнению, он делал только наоборот. - Ты прекрасно знаешь, кем являешься. И должна понимать, что не должна привыкать к людям. Они стареют и умирают. Тебе потом будет больно терять их. Ты не состаришься и ни умрешь, а они проживут лишь отпущенный судьбой срок...
- О, как! - с сарказмом выговорила девушка. - Что мне теперь не с кем не общаться, боясь к кому-то привыкнуть?! И кстати, пусть вампиры и не умирают, но нас можно убить. Моя мать тоже могла прожить вечно, но как видишь не вышло. Со мной тоже может много чего случиться...

- Общайся, конечно. Но тебе нужно научиться отпускать. Переезд и будет для тебя маленьким испытанием. Пойми, я делаю все это только ради тебя. Ты самое дорогое для меня существо, - пытался Мэттью убедить дочь.
- Но... - начала было девушка.
- Никаких 'но', - холодно перебил ее отец, а потом мягче добавил:
- Ты никак не можешь здесь оставаться.
- Это еще почему?! - резко спросила Кэтрин.
- Кэт, - устало вздохнул Мэттью и провел ладонью по лбу. - Я очень сильно люблю тебя и стараюсь, чтобы тебе было лучше. Я понимаю, ты привязалась к этому месту, тебя наплевать что все твои знакомые состарятся, ведь тебе кажется, что до этого еще далеко... Но ты никак не можешь остаться у мисс Морис. Я не хотел говорить, но раз ты все восприняла в штыки... Тебе уже восемнадцать, ты стала старше, а значит, и твои силы выросли. Я использовал заклинание сокрытия, чтобы демон не нашел нас. Но чем сильнее твоя сила, тем ему легче почуять тебя сквозь мои заклинания. Ты живешь здесь уже десять лет, нельзя так долго оставаться на одном месте. Если ты не боишься за себя, то подумай о мисс Морис. Если демон найдет тебя он не пожалеет ее.
Кэтрин будто громом поразило, сердце, словно сдавило ледяными клещами, по телу прошли холодные мурашки.
Демон... Опять он виноват, что ее наладившаяся жизнь, где она имела друзей, мисс Морис, с теплотой и нежностью относившуюся к ней и Мэттью - отца которого она безумно любила, рушиться. Впереди ее вновь ждет дорога и неизвестность...
Кэтрин стало совестно перед Мэттью. Он хочет ей добра и счастья, а она накинулась на него... Но у нее имелось оправдание, Кэтрин же не знала истинную причину по которой отец хочет ее переезда. Она не терпеть не могла, когда за нее решали, как ей жить.
'Это моя жизнь и своя голова, пусть и непутевая, но есть на моих плечах', - всегда думала девушка.
- Прости, я зря вспылила... я не хотела, - Кэтрин откинула со лба густую прядь черных волос и виновато улыбнулась. - Нужно было сразу все объяснить.
- Я не хотел тебя волновать. Не хотел, чтобы ты боялась, - вампир вздохнул, и устало опустился на стул.
- Я и не боюсь... Айрис убил мою мать и когда-нибудь ответит за это. Вечно я бегать от него не собираюсь. Конечно, я не самоубийца и понимаю, что сейчас мы бессильны против него. Но придет время, когда мы сможем встретить Айриса и отомстить за смерть матери, - уверенно заявила Кэт, но потом с грустной усмешкой прибавила:
- Если мы к этому времени найдем способ его убить...
- Обычного демона можно убить освещенным ножом или молитвами изгнать обратно в преисподнюю. Высшего демона уничтожить немного сложнее... - Мэттью положил руки ладонями на стол. - нужен не простой освещенный кинжал, а специальный, изготовленный средневековыми священниками, и достать его очень трудно. Множество уничтожили демоны, осталось кинжалов совсем немного. А метод их изготовления давно утерялся, не без вмешательства демонов конечно. А вот более сильнейших демонов нельзя убить даже этим способом... И никто не знает как их уничтожить... Способ должен существовать... но боюсь, если, для того, чтобы только запереть Айриса в ловушке, охотникам пришлось пожертвовать жизнями, сомневаюсь, что убить его будет легче...
Кэтрин опустила глаза. Она знала, что Мэттью пойдет на все, чтобы спасти ее. Этого и боялась... одна мысль, что отца может не стать вселяла дикий ужас...
- Если хочешь, то мы можем прямо сейчас съездить и осмотреть новый дом, - Мэттью решил уйти от неприятной темы разговора, чтобы не угнетать обстановку и не портить настроение Кэтрин еще больше.
- Поехали, - безразличным голосом ответила девушка, погруженная в невеселые мысли.
* * *
Спустя полчаса Кэтрин и Мэттью неслись на машине по улицам маленького городишки.
- Как в школе, как оценки? - спросил отец на миг, оторвавшись от дороги и посмотрев на дочь, пустым ничего не выражающим взглядом изучавшую местность из окна: ухоженные домики, газоны...
- Решил побыть примерным папашей? - беззлобно усмехнулась Кэтрин, повернувшись к нему. - Ты в последнее время редко интересовался моей учебой... Да и виделись мы редко, - девушка опустила взгляд. Ей так не хватало нормальной семьи...
- Я стараюсь тебе доверять, зная, что ты умная девочка и думаешь о своем будущем. Поэтому стараешься учиться хорошо и переросла то время, когда меня, как твоего единственного родственника, практически каждую неделю вызывали в школу, по причине твоего ужасного поведения и перепалок с мальчишками, да и участия в их хулиганских затеях... Я сильно раздражался по этому поводу на тебя... Только представить себе: молодая леди, воспитывающаяся в приличной семье, а ведет себя, как...
Мэттью сделал должным не говорить последнюю фразу.
- Забавно, ты опять немного начинаешь говорить, будто ты из другого времени, - усмехнулась Кэтрин. Даже ее настроение немного повысилось. - Я понимаю, ты родился в 19 веке, но сейчас на дворе 21, многое изменилось, нужно подстраиваться под современное общество. Выглядишь на двадцать лет, значит и должен подстраиваться под современную молодежь...
- Если ты хотела меня подколоть, то это плохо получилось, - немного насмешливо улыбнулся Мэттью, показав, что может говорить и на современном языке. - Во-первых, по паспорту мне уже двадцать пять, - я серьезный молодой адвокат с двухлетним стажем и мне не до развлечений молодежи. Во-вторых, мое воспитание не позволит вести себя также, как ты, например, три года назад в школе. И я давно перерос все это, зато в свое время я попортил отцу нервов, - на лице вампира появилась довольная улыбка, а в вечно серьезных глазах, промелькнул озорной мальчишеский огонек. - А в-третьих, - Мэттью опять посерьезнел. - я никому ничего не должен.
Кэтрин усмехнулась и откинулась на спинку сиденья, вытянув вперед ноги. Местность за окном сменилась лесами, с высокими деревьями, которым наверно уже множество лет и они много поведали на своем веку... Удастся
Ли Кэтрин прожить также долго? Ее мысли снова вернулись к неприятной теме. Что-то тяготило душу девушки, казалось опасность уже рядом, от нее никуда не спрячешься. Все что Кэтрин может сделать - это с мужеством и стойкостью встретить ее, а там будь, что будет...
Мэттью молчал, внимательно следя за дорогой. Кэтрин приподнялась и включила радио, чтобы слышать хоть какие-то звуки. Она устала, и говорить для поддержания разговора у нее не осталось сил.
Кэтрин снова откинулась на спинку, вскоре медленная мелодия, играющая на радио начала убаюкивать, к тому же в обитом мягкой приятной тканью сиденье было так удобно... Глаза Кэтрин начали закрываться, если в первые минуты она еще боролась со сном, то вскоре полностью расслабилась, стараясь ни о чем не думать. Ведь, чтобы страшного ее не ждало в будущем, сейчас этого нет. Сейчас... она рядом с отцом, и ее ждет новый дом и новые знакомства, а быть может и любовь... С этими мыслями Кэтрин провалилась в сон...

Кэтрин стояла в коридоре со стенами из темного камня, освещенным потрескивающими факелами. Ото всюду слышались ужасающие крики боли и страданий, неприятно режущие уши и заставляющие замирать безумно колотящееся сердце... И холод, обжигающий холод распространялся по всему телу...
- Тебе нравится платье? - раздался за спиной голос. Кэтрин сразу его узнала, она хорошо его запомнила с тех событий, когда была убита ее мать... Девушка резко обернулась. При виде Айриса, все ее нутро закипело от гнева и жажды мести.
- Ты?! - прошипела Кэтрин, злость загнала страх в самую глубину души.
- Здравствуй, дорогая, - улыбнулся демон. - Я так рад, тебя снова видеть. Платье 19 века тебе, несомненно, к лицу и прекрасно подчеркивает все твои достоинства, ну или почти все...
Девушка оглядела себя и только сейчас заметила, что на ней надето старинное черное платье: Открытые плечи, кружевные рюши по краям, длинные рукава с кружевными манжетами, тугой корсет туго обхватывал талию, приподнимая высокую быстро поднимавшуюся и опускавшуюся от учащенного дыхания, грудь. Пышная юбка также отделанная множеством кружев и оборок, опускалась почти до самого пола.
- Из маленькой девочки ты превратилась в чертовски красивую девушку, - разглядывая Кэтрин, протянул демон.
- Судя по твоему похабному взгляду, удивляюсь, почему я стою вообще в платье, - с ненавистью произнесла девушка.
- Что ты, милая, ну не при первой же нашей встречи, после стольких лет, ну если тебе не терпится отдать мне еще и свое тело, то я не против, - усмехнулся Айрис.
- Никогда! Слышишь, никогда ты не получишь меня ни в каком качестве! - воскликнула Кэтрин, сжимая руки в кулаки, а потом тише прибавила:
- Ты ненастоящий, мне просто все это снится, - она в первую очередь уверяла в этом себя.
- Снится, да, - улыбнулся Айрис. - А вот с тем, что я ненастоящий ты не угадала... Наложенные заклинания, слабеют, ты взрослеешь, и сила твоя растет, мне становиться легче тебя найти... - Демон подошел к Кэтрин и прошептал ей на ухо. - Ты не спрячешься, не убежишь, и не убьешь меня. Рано или поздно я найду тебя в реальности. Пусть мне стоило большого труда проникнуть в твой сон и подчинить его себе. Нужно отдать должное твоему отцу, он хороший маг, но использует свои силы и знания не полностью, боясь, что тьма завладеет им. И его боязнь, небеспочвенна...
Не выразить словами того, что Кэтрин испытывалась, находясь в неприличной близости с Айрисом: гнев, легкий страх, колющий сердце холодными иглами, брезгливость, отвращение и бессилие. Вот он - убийца ее матери! Стоит рядом, а она не может ничего сделать...
Девушка хотела отойти от Айриса, не позволять ему стоять так рядом и не чувствовать на своей коже, обжигающее словно адский огонь, дыхание демона. Но ее тело будто сковали невидимые цепи, и она не могла даже пошевелиться...
- Я предлагал тебе власть, взамен служения и выполнения моих приказов, - продолжал Айрис. - Но тогда будучи маленькой девочкой, ты отказалась... Надеюсь, теперь ты будешь более умной и согласишься. Время подумать у тебя еще есть. Твоя сила возрастет еще больше и тогда я смогу найти тебя, вопреки всем заклинаниям. И тогда я снова задам вопрос, как и десять лет назад: ' Пойдешь ли ты со мной?' Если откажешься, то в этот раз я сначала убью твоего папочку. Его заклинания древних представителей тьмы не остановят меня, в этот раз я буду готов и с легкостью ослаблю вампира. Он умрет на твоих глазах и смерть его будет мучительна, а потом я заберу твою силу и ты последуешь за ним... Если согласишься служить мне, так уж и быть, оставлю Мэттью в живых и обещаю впредь его не трогать. Думай, выбирай, моя милая... А сейчас на прощание...
Айрис нагнулся над лицом Кэтрин и с напором поцеловал ее.
Девушка, чуть не задохнулась от отвращения, плотно сжав губы. Это был всего лишь сон, но необычный, Кэтрин все чувствовала, будто это происходило наяву.
'Гребаный ублюдок, настанет время и ты получишь по заслугам', - подумала девушка. Но в ее голове поселилась мысль, что если они с отцом не найдут способ, чтобы убить Айриса, она уйдет с ним, только для того, чтобы спасти жизнь Мэттью и набравшись сил когда-нибудь уничтожить демона. - Но если тебе это и удастся, и ты вернешься, станешь другой: темнее и злее. А ты так хочешь сохранить доброту в своем сердце... Но ради Мэттью, я готова даже на это'.
Демон ласкал ее своими руками, нежными прикосновениями, они скользили по ее телу. Мысли заполнили голову и Кэтрин не сообразила вовремя, что поддавшись ласке, начала отвечать Айрису на поцелуи.
Девушку захватило отвращение к самой себе, собрав последние силы, она оттолкнула от себя демона, крикнув:
- Нет! Не хочу!


И в этот момент проснулась.
Мэттью бросил на нее тревожный взгляд.
- Что случилось? Дурной сон? - спросил он, заметив, в глазах дочери испуг.
- Нет, - покачала головой Кэтрин, приподнимаясь на сиденье и стараясь прийти в себя. Ей не хотелось волновать Мэттью. Лучше ему не знать о ее сне.
Отец хотел что-то сказать, но передумал, увидев по правую сторону дороги двухэтажный дом:
- Вот мы и приехали.
Он остановил машину, и Кэтрин выглянув в окно, начала осматривать дом, где ей придется в скором времени жить.
Он казался больше жилища мисс Морис, окруженный невысоким заборчиком, чистым газоном. Дом из белого кирпича, с пристроенным гаражом.
' Очень даже неплохо, - подумала Кэтрин, тут ее внимание привлекли голоса. Из дома напротив, вышли двое парней. Мэттью покинул машину и перебирал ключи, ища ключ от наружной двери нового жилища Кэтрин.
Девушка перегнувшись через водительское сиденье, с интересом изучала парней.
'С соседом мне, похоже, повезло, - подумала она. - Только вот кто из них им является?'
Оба парня были высокими. Один мускулистый брюнет, спортивного телосложения в синей ветровке, джинсах и ботинках. Другой немного похудощавее, но тоже не хлюпик, имеющий вполне мужественную фигуру, в черной ветровке, на спину которой был выправлен серый капюшон, джинсах и бело-серых кроссовках.
Оба парня показались Кэтрин довольно симпатичными.
'Ох, похоже, переезд не будет так страшен, - подумала девушка, продолжая наблюдать за парнями. - И возможно в моей жизни, еще можно ожидать чего-то светлого...
 
SabrinaДата: Воскресенье, 13 Ноября 11, 19:10 | Сообщение # 12
Сharmed
Группа: Dark Slash
Сообщений: 164
Награды: 38
Репутация: 44
Статус: Offline
Переезд это круто))) смена обстановки благотворно влияет на читателя))) только вот еще:
1)"запах туалетной воды", я это еще заметила и по предыдущим отрывкам...лучше писать запах парфюма или одеколона, ну или духов)))
2) цифры в художественных произведениях пишутся буквами (кроме дат типа 1887...) это более профессионально)))
3) "имение детей"- возможность иметь детей)))
4)"не работают обычные жизневажные процессы организма"- эм...жизневажные- такого слова нет) можно сказать- невозможны какие-либо жизненные процессы или что-то типа того)))
5)Она устала, и(не имела больше сил для поддержания разговора) говорить для поддержания разговора у нее не осталось сил. -Сравни, что лучше звучит))))
Это все ошибки за исключением малых, которые не столь заметны))) Если есть возможность, выкладывай боооольше)))


Я иду, пока идется, используя сто процентов моих сил. Беру, что хочу, чего не хочу, не беру. Это и называется жить.
 
Мишель2447Дата: Понедельник, 14 Ноября 11, 00:56 | Сообщение # 13
Chosen
Группа: Пользователь
Сообщений: 28
Награды: 6
Репутация: 9
Статус: Offline
Sabrina, Спасибо за комментарий и замечания) Насчет выкладывать побольше, пока не получится, я выложила все, что было написано, а проду придется писать. Сейчас как раз этим занимаюсь, постараюсь со следующей главой в течение недели. Все зависит от вдохновения и свободного времени, которого к сожалению в будни очень мало(

Добавлено (14 Ноябрь 11, 00:56)
---------------------------------------------
Написала кусочек и решила все-таки выложить.

Глава 4(Часть 1)


Неделю спустя
- Пора прощаться, да? – спросила мисс Морис, переминаясь на крыльце и смотря на стоящую напротив Кэтрин.
- Похоже, что, да, - кивнула девушка, засунув руки в карманы куртки и отводя взгляд в сторону. В сердце вампирши поселилась тоска и горечь. Все-таки мисс Морис воспитывала ее уже почти десять лет и успела стать второй матерью. Девушке было очень тяжело уезжать от нее, от друзей… от наладившейся жизни. И начинать все сначала… А сколько ей еще раз придется переезжать? Бежать на новое место, из-за демона, который испортил всю твою жизнь, лишил нормальной семьи.
Из головы Кэтрин все не шел тот сон, в котором приснился Айрис. Демон, сказал, что найдет ее, девушка и не сомневалась в этом. Но сколько у нее еще времени, на то, чтобы подготовиться к этой встречи или просто пожить нормальной жизнью, сделаться хотя бы на короткое время по-настоящему счастливой? А потом придет ОН и вновь, как и десять лет назад задаст вопрос:»Пойдет ли Кэтрин с ним?» Девушка еще не знала, что ответит, но была уверена в одном: она сделает все, чтобы Мэттью оказался в безопасности, и его жизни ничего не угрожало, даже уйдет с Айрисом…
Кэтрин посмотрела на отца, загружавшего вещи в багажник машины, потом перевела взгляд на мисс Морис. Сердце девушки болезненно сжалось, когда она увидела слезы в глазах женщины.
- Не плачьте, - попросила Кэтрин и обняла ее. – Я буду к вам приезжать и ни за что не забуду вас.
- Моя девочка… - мисс Морис крепко сжала ее в своих объятиях. – В личной жизни у меня не сложилось, и поэтому своих детей нет, лишь племянники. Пусть ты не родная мне по крови и даже не являющаяся человеком, но стала своей, я люблю тебя как дочь… Я очень переживаю и боюсь за тебя. У меня сердце ни на месте, и гложет плохое предчувствие…
- Обещаю вам, все будет хорошо, - заверила Кэтрин, хотя не особо верила собственным словам.
Подошел Мэттью.
- Ну что ж, пора, - проговорил он.
Кэтрин отошла от мисс Морис и, опустив голову, быстро вытерла, выступившие слезы, потом посмотрела на нее и вымученно улыбнулась.
- Я позвоню вам, как буду устраиваться, - произнесла она.
Мисс Морис кивнула и, вытирая тыльной стороной ладони слезы, повернулась к Мэттью.
- Будь осторожен и береги ее, - проговорила она, смотря в зеленые глаза вампира, положив ладонь ему на щеку.
- Я все сделаю для Кэтрин, - пообещал он, обхватив пальцами запястье женщины.
Мисс Морис убрала руку и обняла Мэттью. – Девочка очень любит тебя, а ты готов ради нее на многое, но переусердствуй в этом, цени и свою жизнь, если, что Кэтрин не сможет жить без тебя…
- Я все понимаю, - кивнул вампир. – Спасибо за все. Вы выручили нас, я вам очень сильно благодарен.
Мэттью разжал объятья и отошел на шаг.
- Вы заменили моей дочери мать, да и отца тоже. Я редко приезжал и не мог дать Кэт, то, что должен был дать отец, - продолжил он.
- Но ты не виноват в этом, так сложились обстоятельства, - проговорила мисс Морис, изучая красивое с идеальными чертами лицо Мэттью. – Вот смотрю на тебя, на Кэтрин и не могу поверить, что вы не люди. А на самом деле – вампиры, которых принято считать монстрами, дьявольскими, богомерзкими существами, пьющими кровь людей. Мэттью, да в тебе и Кэт больше человеческого, чем и в половине моих знакомых. Пусть вы и отличаетесь от нас, но вы не звери и не чудовища…
- Мы с Кэт небольшое исключение из правил. Большинство вампиров не ставят людей ни во что, считая их лишь «пищей», - сказал Мэттью.
« Например, Маркус. Он совершенно не ценит человеческую жизнь», - подумала Кэтрин, вспомнив двоюродного дядю.
- Я не жалею, что знакома с вами, - произнесла мисс Морис.
- Энн, если вам когда-нибудь понадобиться помощь. В любое время можете позвать меня, - сказал Мэттью.
Женщина улыбнулась и, повернувшись к Кэтрин, еще раз обняла ее.
- Я буду скучать, моя девочка, - со слезами в голосе произнесла она.
- И я, - ответила Кэтрин, вытирая соленую дорожку со щеки.
Затем они разжали объятия. Дочь посмотрела на отца.
- Пора, - проговорил он.
Девушка кивнула и, посмотрев на дом, в котором прожила десять и на женщину, которая воспитывала и растила ее, как собственную дочь, попрощавшись, направилась к машине. А когда садилась в салон в голове ее слышались слова древнего демона: «я скоро найду тебя, тебе не спрятаться, не убежать, ты моя…»

 
SabrinaДата: Понедельник, 14 Ноября 11, 19:51 | Сообщение # 14
Сharmed
Группа: Dark Slash
Сообщений: 164
Награды: 38
Репутация: 44
Статус: Offline
ждем-с проду))

Я иду, пока идется, используя сто процентов моих сил. Беру, что хочу, чего не хочу, не беру. Это и называется жить.
 
Мишель2447Дата: Пятница, 18 Ноября 11, 00:15 | Сообщение # 15
Chosen
Группа: Пользователь
Сообщений: 28
Награды: 6
Репутация: 9
Статус: Offline
- Что с тобой? – спросил Мэттью, оторвавшись от дороги и заметив, что Кэтрин напряженным взглядом смотрит в окно, покусывая губы. – Переживаешь из-за переезда? Я понимаю, тебе тяжело, но по-другому никак… Ты не могла остаться жить у мисс Морис. Мне жаль…
- Я все понимаю, - девушка посмотрела на отца. Ее переживания были связаны не только с переездом. Кэтрин ощущала, как Айрис подбирается к ней все ближе и ближе. Мэттью своей магией может лишь отсрочить его приход, но в итоге она неминуемо встретится с демоном вновь. Кэтрин привыкла никого не бояться и быть сильной, но сердце сжимало холодными и липкими тисками страха. Но она боялась не только за себя…
- Ничего не хочешь мне сказать? – спросил Мэттью, между его бровей пролегла глубокая складка.
- Нет, а что? – опустила глаза Кэтрин, впиваясь ногтями в ладони.
- Ничего, я так… - ответил парень, внимательно следя за дорогой, в его глазах плескалась тревога.
«Неужели он чувствует, что я что-то скрываю от него, - подумала Кэтрин, разглядывая благородный профиль отца. – Прости, но я не могу рассказать тебе, что Айрис сниться мне и я слышала его голос… Ты всполошишься и сделаешь все, чтобы спасти меня, тогда демон убьет тебя, также как маму. Я не могу этого допустить, я сама разберусь с Айрисом, чего бы мне это ни стоило, пусть даже ценой собственной жизни или души».

* * *

- Добро пожаловать в новое жилище, - Мэттью распахнул дверь нового дома Кэтрин и зашел внутрь. Дочь последовала за ним.
В прошлый раз она увидела лишь голые стены, пустоту, комнаты, в которых не было уюта и жизни. Теперь все изменилось. Мэттью постарался на славу и за неделю дом превратился в настоящее чудо, в место, которое сможет стать родным и будет согревать холодными вечерами. Кэтрин всецело доверила отцу и его фантазии обставить жилище и сейчас нисколько об этом не сожалела.
В просторной и светлой гостиной преобладали кремовые цвета. Пол и стены не изменились с прошлого осмотра дома. Паркет орехового цвета, бежевые обои с золотистыми цветами, побеленный потолок – все осталось прежним. Только теперь на полу стелился белый ковер с высоким ворсом, на стенах появились бра в форме цветков, пара картин с изображением древнегреческих богинь. Мягкая мебель, с лежащими на ней подушками, торшеры, светильники, банкетка с резными ножками, книжный шкаф, а главное, что привело Кэтрин просто в восторг – камин из резного камня.
Девушка подошла к нему и провела пальцами по его поверхности. У мисс Морис в гостиной стоял камин, и Кэтрин очень любила сидеть возле него в кресле, закутавшись в мягкий плед и читать книгу, а иногда просто размышлять о жизни. Ей нравилась умиротворенная, спокойная обстановка, тепло и уют, который создавал потрескивающий в камине огонь. В такие моменты на душе Кэтрин становилось легко и спокойно, а все переживания и проблемы уходили прочь.
- Тебе нравится? – вывел девушку из задумчивости Мэттью, его негромкий, но твердый и отчетливый голос заставил ее вздрогнуть от неожиданности и обернуться.
Отец стоял, опершись одной рукой о подоконник, и смотрел в окно.
- Это место действительно может стать для меня домом, правда надо еще привыкнуть. Спасибо, обстановка высший класс. А то я думала, что ты приобретешь антиквариат 18 или 19 веков и создашь атмосферу того времени. Мне бы конечно это несомненно понравилось я просто тащусь от старинных вещей, особенно того времени. Но зная тебя, ты бы обставил все строго и по-мужски, а мне как девушке нужен уют и спокойствие, - улыбнулась Кэтрин, прижавшись спиной к камину и скрестив руки на груди.
- Представляю, какой бы ты закатила тогда скандал, - усмехнулся Мэттью, посмотрев на дочь. – Но свою комнату я примерно так и обставил.
- Ну в своей спальне ты можешь делать что угодно, - Кэтрин подошла к отцу и встав напротив, грустно проговорила, заглянув в его красивое лицо:
- Только чувствую, твоя комната будет часто пустовать. Ты ведь снова уедешь, а я останусь совсем одна.
- Кэт, - вздохнул Мэттью и отвернулся к окну, положив на подоконник обе руки. – Я же не специально так делаю, я очень хочу, чтобы была счастлива, хочу быть настоящим отцом, а не лишь его пародией. Но из-за этого чертового Айриса…
- Тсс, - Кэтрин прижала палец к губам вампира. – Не надо, не говори больше о нем. Я все понимаю, прости. Просто я так скучаю по тебе и это тяжело…
Девушка прижалась к груди отца, а он одной рукой обнял ее за плечи, и сказал, поглаживая другой рукой по голове:
- Все будет хорошо, я тебе обещаю. Я все сделаю для этого…
Спокойные удары сердца Мэттью, тепло его тела, отцовская забота, дарили Кэтрин спокойствие и счастье. С ней рядом самый любимый, родной человек на свете и сейчас все спокойно. Опасность рядом, сужает круги вокруг Кэтрин и ее отца, но еще есть время для нормально жизни и она должна этим пользоваться, пока есть возможность.
Вдруг девушка услышала, как сердце отца забилось быстрее, будто его что-то сильно взволновало. Она подняла голову и увидела, что Мэттью смотрит в окно, а в его глазах застыло удивление и неверие.
Кэтрин высвободилась из объятий вампира и проследила за его взглядом.
Внимание отца привлекла девушка среднего роста, с длинными русыми волосами, одетая в сиреневое двубортовое пальто длинной до колен. Она стояла на дороге, напротив дома и вела беседу по телефону.
- Не может быть, - тихо проговорил Мэттью и стал пятиться назад.
- Что не может?! Ты знаешь ее?! – спросила Кэтрин, переведя взгляд на отца. Она впервые видела отца таким взволнованным и ранимым, что не могло сильно не удивить ее. Мэттью всегда был сдержанным, гордым и редко показывал свои эмоции и производил впечатление настоящего аристократа.

Добавлено (18 Ноябрь 11, 00:15)
---------------------------------------------
Вампир сел в кресло, подпер одной рукой подбородок, а другой начал нервно постукивать пальцами по подлокотнику.
- Кто она? – вновь спросила Кэтрин, подходя ближе к отцу.
- Тебе все равно неинтересно знать, - ничего не выражающим голосом ответил Мэттью, смотря напряженным взглядом в сторону.
- Если я спрашиваю, значит мне интересно, - произнесла девушка, сдвинув брови.
- А я сказал, что нет, - немного резко, тоном, не терпящим возражений, ответил отец, посмотрев на дочь. В его глазах промелькнул гневный огонек.
- Ну неинтересно, так неинтересно, - слегка обиженным голосом произнесла Кэтрин разведя руками и отвернувшись.
- Кэт, - голос Мэттью смягчился, отец поднялся с кресла и, подойдя к дочери, положил ладонь ей на плечо. – Прости, я не хотел тебя обидеть. Просто я не хочу говорить о той девушке. Скажу лишь, что она моя старая знакомая и связь с прошлым, о котором я не хочу вспоминать, - затем парень с усмешкой продолжил:
- Интересная все-таки штука жизнь и судьба играет и вертит нами как ей угодно. Я не ожидал по прошествии стольких лет встретить именно эту представительницу клана моего отца, к тому же не в Лондоне, а здесь.
- Хм, - с улыбкой протянула Кэтрин. – Знакомая вампирша из клана – раз, твоя фраза: «именно эту представительницу» - два. Напрашивается интересный вывод…
- Пойдем, осмотрим твою комнату, - ушел от ответа Мэттью и, повернувшись к дочери спиной, направился к лестнице, ведущей на второй этаж.
«Какие же мы скрытные. Интересно, что же тебя связывает с этой особой? Уверена, когда-нибудь ты мне об этом все же расскажешь», - мысленно усмехнулась Кэтрин и последовала за ним.
Спальня привела девушку еще в больший восторг, чем гостиная. Не слишком большая, но просторная и уютная, выполненная в мягкий сиреневых тонах. Комната в доме мисс Морис была в два раза меньше и не отличалась особым шиком. Кэтрин никогда не гонялась за богатством, поэтому ее все устраивало в доме своей временной опекунши. Главным был уют, а не стоимость той или иной вещи. А сейчас новый дом, наполнил ей жилище, где она жила с отцом и матерью еще до того, как появился Айрис. Здесь отпечатком легла рука Мэттью и обстановка казалась немного схожей с тем домом, в котором Кэтрин родилась и росла почти до восьми лет. Возможно, отец сделал так специально, зная, что так дочери этот дом быстрее станет родным.
В середине комнаты стояла, прижатая изголовьем к стене – массивная кровать – ладья из красного дерева с изогнутыми спинками, застеленная белым постельным бельем, стеганым одеялом, дамастовым темно – сиреневым покрывалом с черными узорами. Круглый прикроватный столик с резными витиеватыми ножками, на котором стоял светильник, ночной столик с большим зеркалом, высокий двустворчатый гардероб из красного дерева, выполненный под старину, компьютерный стол. На единственном широком окне полупрозрачный тюль и длинные до самого пола сиреневые шторы с красно-золотистыми цветами, что смотрелось очень красиво и шикарно.
- Слушай, а ты сколько за все это заплатил? – рассматривая спальню, спросила Кэтрин. – Купить дом – это уже огромные деньги, а еще мебель, оплата работникам…
- Дорогая, не забывай, что твой отец очень хороший востребованный адвокат и ради дочери может и раскошелиться. А сколько? Чего? Тебе лучше не знать, - Мэттью улыбнулся. – Главное, чтобы тебе нравилось.
- Все очень здорово, - ответила Кэтрин и усмехнулась. – Только куда я теперь постеры повешу, они тут как-то не к месту… Хм… а может возле компьютерного стола… - взгляд девушки переместился в его сторону. – Он как раз стоит в неком отдалении от всего, и оживить и скрасить его не помешает…
Мэттью тяжело вздохнул и закатил глаза.
- Я бы не советовал. Твои картинки тут совсем не к месту и я вообще не понимаю смысла их вешать где-либо, особенно с изображением всяких групп, например таких как «Rammstein». Ничего личного, но на них без слез не взглянешь.
- А, что классная немецкая группа. Особенно мне нравится песня «Du Riechst So Gut» и клип на нее, где девушка, скачущая на коне, теряет платок, а его находит, как я поняла оборотень и потом приходит за ней. Тащусь просто.
- Я еще удивляюсь, как ты не ставишь себе ирокез и не поешь хриплым, грубым голосом: «Du hast mich. Du hast mich gefragt» - у Мэттью очень похоже получилось изобразить голос солиста.
Девушка засмеялась, как же ей было хорошо с Мэттью, и как она не хотела, чтобы он уезжал. Ей даже с одной стороны нравились его замечания и попытки воспитать ее по-своему. Многие бы с ней не согласились и мечтали скинуть с себя оковы надетые родителями и обрести желанную свободу, без чьей – либо опеки. И им никогда не понять девушку, которая выросла без матери, и нечасто виделась с отцом. Понять ее могли лишь сироты или дети, родителям которых до них нет никакого дела.
Мэттью подошел к окну, отодвинул штору и выглянул на улицу.
- Пойдем, принесем вещи из машины, - проговорил парень, не поворачиваясь к дочери.
- Ушла твоя знакомая, да? – усмехнулась Кэтрин и с иронией прибавила:
– Что ж ты так боишься встречи с ней?
- Кэти, не надо так со мной, - с улыбкой, не предвещающей ничего хорошего, проговорил Мэттью, опустив штору и встав лицом к дочери. – Если я не хочу с ней встречаться, значит есть значимая причина, в которую я не хочу тебя посвящать. Ты должна понимать меня.
Зеленые глаза отца будто пронзали насквозь, и Кэтрин поежилась от этого колючего взгляда.
- Ладно, извини, пойдем за вещами, - девушка первой устремилась вниз. Она совершенно не обиделась на Мэттью. Ведь мало какая тайна связана с той девицей и отец вправе не рассказывать. Быть может ему тяжело, к тому же он сказал, что не хочет говорить о прошлом, а она пристала к нему с вопросами, да еще начала насмехаться…
Выйдя из дома Кэтрин, вдохнула полной грудью прохладного свежего воздуха и подошла к стоящей возле обочины, машине отца, открыла багажник и потянулась за сумкой заполненной школьными принадлежностями, погребенную под парой громоздких чемоданов.
« И угораздило же меня закинуть ее прямо в самый низ», - посетовала девушка, потянув за ручку чемодана, чтобы убрать его с сумки.
- Подожди, - вздохнул подошедший отец, заставив девушку немного отойти, и взялся за ручку большого чемодана и вдруг замер, как показалось, даже перестав дышать.
- Что с тобой? – спросила Кэтрин, недоуменно на него посмотрев, и тут почувствовала за спиной чье-то присутствие… присутствие вампира.
В этот момент раздался слегка растерянный женский голос:
- Здравствуй, Мэттью.

Сообщение отредактировал Мишель2447 - Пятница, 18 Ноября 11, 00:15
 
SabrinaДата: Пятница, 18 Ноября 11, 20:14 | Сообщение # 16
Сharmed
Группа: Dark Slash
Сообщений: 164
Награды: 38
Репутация: 44
Статус: Offline
Я смотрю, на тебя муза напала , а говоришь, что времени мало)))

Я иду, пока идется, используя сто процентов моих сил. Беру, что хочу, чего не хочу, не беру. Это и называется жить.
 
Мишель2447Дата: Воскресенье, 27 Ноября 11, 20:37 | Сообщение # 17
Chosen
Группа: Пользователь
Сообщений: 28
Награды: 6
Репутация: 9
Статус: Offline
Quote (Sabrina)
Я смотрю, на тебя муза напала , а говоришь, что времени мало)))


Времени действительно мало, но пока Муз хочет трудится пишу по чуть-чуть. Но Муз у меня гулящий, ленивый и непредсказуемый, может и уйти в любой момент) Ну вот я тут еще накатала:

Кэтрин обернулась и, увидев ту самую девушку, которую недавно наблюдала с отцом из окна, нахмурилась, а потом перевела взгляд на Мэттью, ожидая его реакции на неожиданную встречу с особой из прошлого.
Отец повернулся лицом к девушке и без всякого выражения в голосе и эмоций на лице, ответил:
- Здравствуй, Анабель.
- Это так… странно… неожиданно, - слегка растерянно произнесла вампирша, приближаясь на шаг. - Я уже потеряла надежду когда-нибудь встретить тебя. Ведь прошло уже больше ста лет, как ты покинул клан своего отца. И с тех пор о тебе ничего не было слышно, я переживала…
Почему-то Кэтрин не так представлялись вампирши, живущие в кланах с представителями кровососущего рода. Ей проще было представить размалеванную наглую, стервозную девицу в дорогущих шмотках. Настоящие хищницы, как Маркус считающие людей только «пищей». Но Анабель совершенно не подходила под этот образ.
В ней не виднелось ни намека на вульгарность или пошлость. Одежда несомненно подобрана со вкусом и прекрасно сидела на стройной фигуре девушки, да и видно, что куплена не в дешевом магазинчике. Но длинные густые волосы не тронуты краской, что в современном мире встретишь довольно редко, а большая часть женского населения планеты имеет привычку часто менять свой настоящий цвет волос. На лице ни грамма косметики, хотя это совершенно не портило вампиршу. Бархатная гладкая кожа, лицо правильной овальной формы, слегка пухлые губы, большие голубые глаза. Все это делало вампиршу по-настоящему обаятельной и чарующей без какой-либо краски.
Анабель казалась слишком милой, и вокруг нее не витала тьма и опасность, которая явственно чувствовалась в Маркусе, да и иногда проступала в Мэттью. Только глаза вампирши – притягательные, таинственный и пронзительные, могли выдать темную сущность.
- Судьба преподносит нам сюрпризы, - также без эмоций ответил Мэттью и прибавил:
- Неужели после всего, что было ты еще и хотела меня увидеть?
Девушка отвела взгляд в сторону.
- Я скучала без тебя, - проговорила она. – Сначала злилась, а потом ждала. Что ты одумаешься и вернешься в клан.
- Я никогда туда не вернусь, - спокойной, но немного резко произнес Мэттью.
- Твой отец не хотел… - начала Аннабель, при этом косясь на Кэтрин.
- О, у него появилась защитница, - перебил ее Мэттью. В его голосе слышалась насмешка. – Наверно за все прошедшее время ты успела стать верной его доводам и убеждениям.
Вампир указал на дочь:
- Кстати, я не представил: Кэтрин – моя родная дочь, - потом Мэттью посмотрел нее и указал на Анабель:
- Анабель Мэрсес – моя старая знакомая из клана отца.
- Очень приятно, - произнесла Кэтрин, кивнув головой.
Анабель немного шокировали слова Мэттью, она не ожидала, что у него могла появиться дочь, причем не человек, обращенный в вампира, а настоящий родной ребенок.
Вампирша поникла и опустила взгляд.
- Вы похожи, - пустым голосом произнесла Анабель.
«Между ними однозначно, что-то было. А Анабель даже после прошествии столько лет, не остыла к моему папочке, - подумала Кэтрин. – Иначе она бы не погрустнела так, узнав, что у Мэттью есть дочь. Ведь теперь она предполагает, если есть ребенок, то существует и его мать. А отсюда можно вывести один неутешительный вывод: У Мэттью есть женщина».
- Анабель, я рад был снова повидаться с тобой, но у нас с Кэтрин много дел, так что извини нам нужно распрощаться, - сухо сказал Мэттью.
Вампирша сдвинула брови, как бы не веря и удивляясь словам мужчины и ответила с болью в голосе:
- Почему ты так холоден со мной? Ты стал другим, я не узнаю тебя, Мэттью. Я же не виновата в том, что у тебя проблемы с отцом!
Кэтрин стало жалко Анабель. Слова вампирши звучали искренне и шли от самого сердца, на данный момент плачущего горькими слезами.
«Отец не прав. Я не знаю, что произошло между ними в прошлом, но он не должен так обращаться с Анабель. Он что не понимает, как обижает ее и ранит словами сильнее ножа с серебряным лезвием», - подумала Кэтрин. Она понимала, что это не ее дело, да и у отца должны быть свои причины, но ей захотелось высказать ему, какой он бесчувственный козел, и что все представители мужской части населения одинаковы. Но она промолчала, давая им разобраться во всем самим.
- Уходи, Анабель, - произнес Мэттью, давая понять, что разговор закончен. Он отвернулся к машине и принялся доставать из багажника чемодан.
- Да как ты так можешь со мной так обращаться! – со слезами в голосе воскликнула вампирша. У Кэтрин от жалости сжалось сердце. Анабель без сомнения испытывала теплые чувства к ее отцу, а он так грубо с ней обходился…
- Уходи я сказал! – гневно вскричал Мэттью, повернувшись к девушке. Его глаза стали черными, а клыки удлинились. Но это длилось несколько секунд. Его цвет глаз стал вновь зеленым, а клыки человеческими после того как Анабель закрыв лицо руками, всхлипывая, быстро, громко стуча каблуками, зашагала по улице.
- Ты, что творишь?! – накинулась на отца Кэтрин. – Зачем ты так с ней?
- Еще и твоих истерик не хватало, - сказал Мэттью, отвернувшись к машине.
- Ты не прав, совсем не прав! Я понимаю, если бы Анабель была чокнутой стервой, или кем-то в этом роде. Но она вполне нормальная девушка, ты обидел ее ни за что! – возмущению дочери не было предела.
- Кэти, пожалуйста, помолчи, - мягко попросил вампир, положив руки на плечи девушки. Потом убрал их и достал их кармана пальто ключи. – Я съезжу в магазин, ты ведь предпочитаешь питаться не только кровью, но и человеческой пищей, а мы ничего не купили.
- Я поеду с тобой, - не смотря на отца и скрестив руки на груди, произнесла Кэтрин. Она не могла отойти от того, как он обошелся с Анабель.
- Я хочу побыть один, извини, - с этими словами Мэттью захлопнул багажник и сел за руль машины. Затем уехал.
Когда он скрылся из виду, Кэтрин посмотрела в противоположенную сторону дороги, по которой ушла Анабель. Фигурка вампирши еще не исчезла из поля зрения и Кэтрин поспешила за ней.

Добавлено (20 Ноябрь 11, 23:50)
---------------------------------------------
Глава 5

- Подождите! – Кэтрин догнала Анабель и, пытаясь отдышаться, положила руку ей на плечо, чтобы заставить вампиршу остановиться.
Анабель обернулась и подняла на девушку заплаканные покрасневшие глаза.
- Чего ты хочешь? – чуть хриплым голосом спросила она.
- Я хочу извиниться за отца. Не знаю, почему он так грубо обошелся с вами, на него совершенно не похоже, - судорожно глотая воздух, выпалили Кэтрин. От быстрого бега у нее сбилось дыхание, но уже через несколько секунд ей уже удалось восстановить его и задышать в привычном ритме.
- Не следует просить за него прощения, - гордо выпрямив спину, твердым голосом ответила Анабель, в ее глазах появилась сталь и Кэтрин поняла, что эта женщина не так проста, как показалось вначале. – Ты же ни в чем невиновата.
Но тут силы вновь покинули вампиршу, она не смогла сдержаться. Плечи опустили, и девушка зарыдала, закрыв лицо ладонями.
- Я не понимаю… Я ничего не сделала ему плохого, ничего, - всхлипывая, выговорила она.
Кэтрин слегка растерялась, а потом неуверенно приобняла Анабель за плечи и прижала к себе:
- Не плачьте, успокойтесь, - проговорила девушка, оглядываясь по сторонам и гадая, сколько у нее времени до приезда Мэттью. – Пойдемте ко мне, вы придете в себя и расскажете мне все. А там мы посмотрим, как быть. Если, что я найду способ как проучить Мэттью. Пусть он мой отец, но я не переношу, когда мужчины унижают женщин, если те этого не заслужили.
Анабель отстранилась от Кэтрин и, вытирая слезы, произнесла:
- Я вижу ты хорошая девочка. Не зная меня и видя первый раз в жизни, пытаешься помочь, спасибо. Но не стоит применять радикальные меры к Мэтту. Мне до боли обидно его холодное и грубое обращение ко мне, но пусть это останется на его совести, если он за прошедший век, что я не видела его, не растерял ее полностью.
- Пойдемте со мной, поговорим в доме, - ветер бросил на глаза девушки прядь волос и она заправила ее за уши.
«Все скоро теплые дни закончатся, листва пожелтеет, осень полностью вступит в свои права, заберет с собой остатки тепла и принесет холод», - подумала Кэтрин, смотря на качающиеся деревья. И вдруг ей показалось, что по ветру разносится шёпот:
«Уже скоро я найду тебя и приду за тобой»
Внутри девушки все похолодело, будто изнутри ее окатили холодной водой.
« Ну вот опять, сколько можно. Или я уже с ума схожу и мне мерещиться… », - подумала она.
- Что-то случилось? – спросила Анабель, тревожно смотря на девушку.
- Все хорошо, - натянуто улыбнулась Кэтрин. Ветер еще гулял по улице, но голос Айриса исчез. – Пойдемте, - она указала рукой в сторону своего нового дома.

Добавлено (23 Ноябрь 11, 00:38)
---------------------------------------------
* * *

- Проходите, - Кэтрин провела Анабель в гостиную и указала на диван. – Садитесь.
Вампирша села и достав из сумки упаковку с бумажными платочками, вынула один и вытерла вновь выступившие слезы.
Кэтрин, расстегнув молнию курточки, расположилась напротив в кресле, положила руки на подлокотники и выжидающе посмотрела на гостью.
- Ты хочешь узнать, откуда мы знакомы с Мэттью и что нас связывает? - теребя пальцами платочек, проговорила Анабель. – Я понимаю тебя. Ты его дочь, а тут появляется незнакомая женщина… А твоя мать…
- Мою мать убили, - пустым голосом ответила Кэтрин, опустив глаза. Упоминание об умершем, любимом, родном человеке, подарившем жизнь, больно кольнуло сердце девушки. Вместе со скорбью и не забытым, даже спустя десять лет горем, в ее душе смешалась ярость и желание отомстить Айрису за искалеченную жизнь. Проскребя ногтями по полированной поверхности подлокотников, Кэтрин сжала руки в кулаки.
«Настанет время и демон заплатит по счетам», - в который раз пообещала себе Кэтрин. Жгучая ненависть черным покрывалом окутывала сердце девушки, медленно поглощая все доброе и светлое, выводя наружу темную сущность. Вампирша не заметила, как длинными ногтями впилась в кожу до крови, и красные дорожки растекались по ладони и капали на подлокотник, зеленые глаза почернели, а клыки удлинились.
При виде, изменившейся, Анабель выронила из тонких пальцев бумажный платок, а в глазах появилась тревога. Девушка подалась вперед и, положив ладонь на руку дочери Мэттью, слегка взволнованно и с искренним сочувствием, произнесла:
- Прости, я не знала. И ни в коем случае не хотела сделать тебе больно. Я понимаю, как тяжело терять близких, - Анабель замолчала, а потом тихо прибавила, отводя взгляд в сторону. – Я сама прошла через это. Только я лишилась обоих родителей, - девушка заглянула в затянутые чернотой глаза Кэтрин. – У тебя есть отец, он любит тебя. Не копи зло в душе, иначе ты погубишь себя.
Слова Анабель донеслись до Кэтрин словно издалека. Но суть их поразила ее будто громом.
«Зло в душе, - мысленно повторила девушка и тут ненависть исчезла также внезапно, как и появилась. – Я не хочу стать другой, превратиться в чудовище. Я не должна давать темным чувствам поработить себя. Иначе дело может дойти до того, что я вместо мести, сама приду к Айрису и соглашусь уйти к нему в услужение. Или все же убью его, а потом сама начну вершить зло и измываться над людским родом».
Кэтрин разжала кулаки, кровоточащие ранки, похожие на полумесяцы, зажили за считанные секунды, остались лишь разводы крови на гладкой кожи ладони. Глаза вновь стали зелеными, а клыки уменьшились. Девушка посмотрела на Анабель:
- Спасибо, - произнесла она. – Я просто…
- Вампиры – это темные существа этого мира. Некоторые из нас больше поддаются тьме, некоторые меньше. Все зависит от того, какой хочешь быть ты, это собственный твой выбор. Но полностью ни один здравомыслящий вампир не поддастся своим инстинктам, иначе он превратиться в неуправляемого зверя, жаждущего только людской крови. Это последняя стадия тьмы. После нее редко кто может вернуть человеческий облик и разум. Таких вампиров отлавливают представители нашего же рода и уничтожают, чтобы те бесконечными, кровавыми убийствами не выдали наше существование людям. Я говорю тебе это не потому, что думаю, что ты можешь превратиться в животное, до этой стадии тебе еще очень и очень далеко, да и редко вампиры превращаются в таких монстров. Зачастую это может произойти с новообращенными, которым некому рассказать о том кем они стали, что с ними происходит и как бороться с сжигающей изнутри жаждой крови. Я боюсь, что ты можешь перейти черту, не дойти до последней стадии, а встать невдалеке от нее. Стать холодным существом, лишенным эмоций. Вот таких вампиров предостаточно, с бьющимся сердцем, но мертвым в душе. Ты хорошая, добрая девочка. Но ненависть может убить в тебе все светлое, превратив тебя в совершенно иное существо. Будь осторожна, не ходи по тонкому льду, если не хочешь запятнать душу.
- Спасибо, вы сейчас очень правильно сказали, - Кэтрин посмотрела на вампиршу. – Я учту на будущее. Мне порой нужно меньше злиться и поддаваться сущности, сидящей внутри меня. А то в такие моменты мне кажется, что я перестаю быть собой.
- Ты молода и должна еще многому научиться, главное контроль над собой, - продолжила Анабель.
- Вы прямо как Мэттью, он мне раньше постоянно это твердил, - усмехнулась Кэтрин и весело прибавила:
– Интересные мы личности – вампиры. Вы выглядите не старше двадцати лет, а я просто в воздухе ощущаю, что на самом деле вам намного больше, вы разговариваете как более взрослая женщина. Я даже как-то странно себя чувствую.
- Взрослая? – усмехнулась Анабель и откинулась на спинку дивана. – Найдутся те, кто с тобой поспорит и скажет, что мне еще расти и расти до взрослой женщины. Хотя мне уже больше, чем сто пятьдесят лет. А ты чувствуешь себя непривычно, потому что привыкла общаться с людьми и не жила в вампирском обществе. И, кстати, давай условимся: говори со мной на «ты». Нам обеим так будет проще.
- Хорошо, - улыбнулась Кэтрин. Она начала испытывать симпатию к Анабель и не понимала, с чего Мэттью с ней грубо обошелся. – Вы обещали рассказать, откуда знаете моего отца, - напомнила девушка.
- Начну немного издалека, чтобы было понятнее. Лондон поделен между двумя кланами вампиров, их главы родные братья: Майкл Лейстрейндж – твой дед и Томаскинос Страстенберг – двоюродный дед. Наверно кажется странным, почему у них разные фамилии. Просто так распорядился их отец, чтобы другие вампиры не путали кланы. Старшему сыну оставил свою фамилию Лейстрейндж. А младшему фамилию одного из древних представителей их семьи. Но это для отличия, а так у твоих дедов, так же как у тебя и Мэттью двойная фамилия: Страстенберг - Лейстрейндж. Ты наверное об этом не знала…
- Нет, отец не любит говорить о прошлом. Из него и слова не вытянешь. Я поначалу даже не была уверена, что Лейстрейндж – его настоящая фамилия. Он за сто лет уж успел до кучи поменять. Когда мне было семь лет, наша фамилия была – Эванс.
- Если живешь среди людей, без смены места жилья и имени нельзя, - улыбнулась Анабель и продолжила рассказ:
- Я родилась в 1832 году. Мои родители не входили ни в один из кланов и жили отдельно близ Лондона в небольшой деревушке. Майкл Лейстрейндж частенько приезжал к нам. С моим отцом они были хорошими друзьями. Наш особняк располагался в некотором отдалении от деревни и с местными жителями мы пересекались довольно редко. Родители даже не охотились там, чтобы не вызвать подозрений. Крестьяне народ суеверный, недалекий, стоит только намекнуть, что рядом нечисть живет... Мне было восемь, когда все произошло… Жители деревни догадались о нас. Не знаю как, точнее уже не помню, но вроде, когда отец пришел в деревню к кузнецу по делу, на обратном пути, к нему пристал пьяный мужик и начал говорить гадости. Отец ударил его, несильно, но при этом случайно показал, то ли длинные клыки, то ли нечеловеческие глаза, тем самым выдав себя. Он мог избавиться от мужика, убив его. Но вокруг находилось много людей и все они слышали его крик, что богатый господин нежить. Отец кинулся к нам, чтобы предупредить нас. Но уехать мы все равно не успели. Наш особняк окружили жители деревни. В руках они держали факелы, топоры, колья, молотки и кричали, что уничтожат кровососов, отправят наши души в адское пекло, чтобы мы больше не сосали кровь людей. Честно признаюсь, с какой-то стороны они были правы. Ведь родители считали людей лишь «пищей» и муки совести по поводу убийств их никогда не мучили. Да и меня… Они приводили мне «еду» домой, и я пила кровь, убивая человека, ни о чем не беспокоясь. Для меня все было в порядке вещей, да и о чем восьмилетнему ребенку думать, раз отец с матерью сказали, что так нужно…
Крестьяне ворвались в дом, мы с матерью побежали на второй этаж, а отец остался драться. Вампир намного сильнее человека, но что мог сделать с толпой взбесившихся людей… Мать заставила выпрыгнуть меня со второго этажа, а сама осталась, чтобы задержать жителей деревни и ее постигла учесть отца. Да и мне не удалось далеко убежать. Меня поймал, оставшийся наружи крестьянин. Толпа жителей деревни окружила меня, их не волновало, что я маленькая девочка. Они видели перед собой лишь чудовище, которое нужно уничтожить. Кто-то конечно начинал сомневаться, что я дьявол во плоти, говорил, что я просто ребенок и не могу быть вампиром. Но защитников грубо затыкали. Особняк с телами моих родителей они подожгли. Жители деревни хотели пронзить мне сердце колом, отрубить голову и запихать в рот чеснока. По их мнению, вампира можно было убить лишь так или огнем, хотя на самом деле осинового кола в сердце достаточно. А мне в свою очередь хотелось убить их все, разорвать, как дикий зверь на части, отомстить за смерть родителей. Меня всю трясло от гнева и ярости, я уже не скрывала свою нечеловеческую сущность, она сама вышла наружу, вытеснив весь ужас и страх. Я не подпускала к себе никого и была похожа на дьявольское шипящее как взбешенная кошка существо, с длинными клыками и полыхающими огнем черными глазами, я почти дошла до последней ступени, едва не превратилась полностью в неуправляемое животное. Все закончилось бы моей смертью, если бы неожиданно не появилась черная карета с сопровождающими ее четырьмя всадниками и бежавшими впереди их охотничьими собаками. Псы кинулись на испуганную толпу, которая закричав, что приехал сам дьявол, бросилась в россыпную. Моими спасителями оказались Майкл Лейстрейндж и его подчиненные. Они забрали меня с собой. Если бы все это случилось на несколько веков раньше, они бы сожгли деревню дотла и убили всех жителей, не жалея ни женщин, ни детей. Но все же шел девятнадцатый век. Нужно было стараться быть осторожнее, чтобы не привлекать внимание полиции и властей. Так, что пришлось обойтись без кровавой бойни, а Майклу очень хотелось переубивать всех жителей деревни. Хотя потом на них напал мор, и они почти все умерли от болезни. Глава клана все-таки отомстил, заслав к ним в деревни смертельно больного человека и тем, обретя жителей на мучительную смерть. А я стала членом сообщества Майкла Лейстрейнджа. Ну, а там познакомилась с Мэттью – десятилетним сыном главы клана.

Добавлено (25 Ноябрь 11, 01:08)
---------------------------------------------
До сих пор хорошо помню нашу первую встречу. Глава клана привел Мэттью ко мне в комнату и произнес, обращаясь к нему:
- Это Анабель, я прошу позаботиться о ней. Сделай так, чтобы она не скучала у нас и почувствовала себя своей. Могу ли я на тебя положиться?
- Конечно, отец, - ответил Мэттью.
С этого момента и началась наша дружба.
Как мне показалось, он обрадовался моей компании. Ведь в клане больше не было детей примерно его возраста, с кем он мог проводить время.
Мэттью оказался веселым и интересным мальчиком. Он сдержал обещание отцу. Я никогда не скучала с ним и вскоре прижилась в клане, боль и грусть от потери родителей постепенно угасла, не исчезла совсем, а ушла в самую глубину души.
В какие только меня приключения не втягивал твой отец… Ему очень не нравился один из членов клана - обращенный по имени Норман, похожий на крысу с узкими хитрыми глазками. Этот вампир вечно крутился вокруг Майкла Лейстрейнджа и все пытался влезть в политику клана. Мэттью частенько пакостил ему: то ведро воды на голову выльет, то из рогатки стрельнет, одним словом измывался, как мог. За, что в ответ и получил жгучую ненависть со стороны Нормана. Но Нормал мог лишь испепелять Мэттью взглядом и мысленно наслаждаться расправой над ним. Сделать что-то большее он не смел, за причинения вреда сыну главы клана его бы жестоко наказали. Но вскоре он нашел способ, как можно отомстить несносному мальчишке…
Дело в том, что Мэттью пусть и являлся чистокровным вампиром, прапрадедушка которого самый старейший и близкий к первым представителем нашего рода вампир, он относился к людям как к равным существам. Вот Норман и постоянно твердил Майклу, что Мэттью недостоин, быть наследником главы клана. Помню, я подслушала их разговор, где Норман утверждал, что Мэттью опасен и его мягкость к людям к добру не приведет, но Майкл не стал его слушать и прогнал прочь.
Пару дней спустя мы с Мэттью вышли прогуляться. Шла зима, и что очень странно для Лондона выпал снег, довольно много снега. Мы брели по улицам и любовались этим белым чудом. Потом заметили группу дворянских детей, играющих в снежки. Я хотела пройти мимо, но Мэттью задержал меня и попросил у них принять нас в игру. Сначала мне не комфортно было находится рядом с человеческими детьми, да еще и слышать биения их сердец, чувствовать запах их крови – это настоящее испытание для молодого вампира, еще толком не научившегося контролировать жажду людской крови. Сначала я ни о чем не могла думать, кроме того, как полакомиться живительной жидкостью, текущей по венам этих детей, мне с трудом удавалось сдерживаться, чтобы не вцепиться кому-то из них в горло. Мэттью контролировал себя намного лучше меня, да и как мне тогда показалось, присутствие рядом людей совершенно не вызывало в нем голода. Я всегда завидовала его сдержанности и хотела иметь такую же выдержку как у него. А потом я сама не заметила, как азарт увлекательной игры захватил меня и жажда крови отступила. Мы смеялись, кидались снежками, валялись в снегу. Мне стало очень интересно и весело, и я перестала смотреть на людских детей как на пищу.
Вдруг мы услышали голос главы клана, зовущего Мэттью.
Майкл стоял невдалеке и наблюдал за нами. Лицо главы клана казалось спокойным, но он легонько постукивал тростью по земле, и это выдавало его нервное напряжение.
Всю дорогу пока мы шли к карете, ждущей на соседней улице, и ехали в особняк мистер Страстенберг молчал, лишь изредка бросая озабоченные взгляды на сына. Глава клана был разозлен, но не спешил высказать почему. А вот ближе к ночи случилось именно то, что разладило отношения Мэттью с отцом…
Майкл позвал меня и Мэттью в свой кабинет. Войдя, кроме главы клана мы увидели довольно улыбающегося Нормана и еще двоих вампиров, держащих под руки плачущую человеческую женщину в порванном платье и всколоченными волосами. Я застыла на месте, если раньше родители и приводили мне «еду», то человек был загипнотизирован и ни на что не реагировал, а тут… Я застыла на месте не в силах пошевелиться, крики и плачь женщины разрывали на части мое маленькое сердечко. Мэттью же остался совершенно невозмутимым и, не смотря на женщину просто спокойной спросил у отца:
- Что ты хотел, отец?
- Провести урок. Ты уже не маленький, чтобы кровь тебе носили в бокалах и пора учиться самому добывать себе пищу, - ответил Майкл, оперевшись ладонями о стол и внимательно смотря на сына. – Попробуй эту женщину, а я посмотрю, как у тебя получается.
Мэттью посмотрел на жертву, та еще больше забилась в истерики и попыталась вырваться, но освободиться из стальных тисков вампиров совершенно невозможно.
Твой отец вновь повернулся к своему и ответил, что не станет пить кровь этой женщины.
Вот тогда в глазах главы клана зажегся такой яростный огонь, что мне стало очень страшно.
Майкл заявил:
- Давай проверим кто тебе дороже: люди или вампиры. Если ты не убьешь женщину, я убью Анабель, - он указал пальцем на меня. Внутри все похолодело и я будто застыла подобно статуи, затаив дыхание и не имея возможности пошевелиться. Впервые, находясь в клане, я почувствовала страх, а ведь считала это место домом, а вампиров, в особенности Майкла Лейстрейнджа - моими защитниками.

Добавлено (27 Ноябрь 11, 20:37)
---------------------------------------------
Я очень сильно испугалась и спряталась за спину Мэттью, надеясь, что он сможет меня защитить. Слишком много тогда навалилось на маленького ребенка, какой была я. Сначала почти на моих глазах убили родителей, сама чудом осталась жива, а слова главы клана, который являлся другом отца и поклялся оберегать его дочь, очень сильно меня ранили. Через меня Майкл пытался манипулировать сыном, будто я была пустым ничего не значащим местом и его дружба с моим покойным отцом ничего не стоила.
На моих глазах выступили слезы, и я вцепилась в руку Мэттью. Он повернулся в мою сторону, в его глазах я заметила растерянность. Затем Мэттью взглянул на женщину, она замерла и устремила на него умоляющий взгляд. В ее глазах читалось столько боли и желания жить, что на это невыносимо было смотреть, мое сердце просто разрывалось от сострадания.
- В чем я провинился? Мы просто играли с теми детьми. Нам стало скучно вдвоем, в клане больше нет детей нашего возраста, а тем, кто старше неинтересны наши игры… - произнес Мэттью, опустив взгляд в пол.
- Вот оно что… - Майкл сдвинул брови и сузил глаза. Выйдя из-за стола, он подошел к сыну. – Оказывается для тебя обычная для вампира процедура кормления – наказание. Очень интересно…
- Зачем тогда угрожать смертью Анабель? – Мэттью поднял глаза на отца.
- Вампир, которому действительно важны свои сородичи, а люди являются пищей, и думать бы не стал, выпил бы эту женщину, а ты колеблешься.
- Не все вампиры убивают людей, таких обязательств нет в наших законах, - заметил Мэттью. – Что с того, что я не хочу убивать, а поступать как некоторые представители нашего рода: выпивать небольшое количество крови и затуманивать разум жертвам, чтобы они забыли нападение.
- Сын мой! – воскликнул глава клана. – Не убивать одно! Вампиры так поступают не, потому что относятся к людям как к равным себе существам, а просто боятся быть раскрытыми или не любят сам процесс убийства, не хотят пачкать руки в крови и пятнать себе душу, но такие вампиры большая редкость. Но никто из нас не заводит дружбу с людьми, если тока это не игра, развлечение, или необходимость для собственной выгоды. Вампиры не общаются с ними на равных! Порой находят человеческого спутника, но тогда обращают в нам подобного, но и это редкость. Мы обращаем только тех, кто по нашему мнению достоин вступить в наши ряды, и будет полезен. И запомни, Мэттью, ты не просто вампир – ты мой наследник, если со мной что-то случится, ты должен занять мое место - стать главой этого клана, помощником и наставником его членов. У тебя много привилегий, но еще больше обязательств. С твоей стороны совершенно не допустима слабость к людям. Это сейчас ты играешь с ними в детские игры, а что будет, когда ты вырастешь… Не позорь свое имя, докажи, что ты вампир, а не его подобие, убей это низшее человеческое существо, - глава клана указал пальцем на женщину. – В противном случае я убью Анабель. Если ты думаешь, что я не причиню зла дочери моего покойного друга, то сильно ошибаешься. Иногда приходится идти на крайние меры.
Я испугалась еще больше и сильнее вцепилась Мэттью в руку. Он повернулся ко мне и прошептав одними губами:
«Все будет хорошо, не бойся».
Потом высвободил руку, посмотрел на отца и произнес, я не видела его взгляд, но в голосе звучала сталь, совсем несвойственная десятилетнему ребенку, будто он сразу повзрослей на несколько лет:
- Я сделаю, что ты хочешь, но не стоило угрожать мне смертью Анабель.
После этих слов он выпил женщину…
Вот так и разладились отношения Мэттью с отцом. Майкл погорячился и сам того нехотя выстроим между собой и сыном толстую стену.
Мэттью рос, я тоже, и вскоре начала замечать, какой же твой отец красивый, а чем взрослее, тем становиться все лучше и лучше. Меня начало тянуть к нему и отнюдь не как к другу, но он похоже не замечал этого. А признаться в чувствах, я не смела, боялась, что Мэттью меня оттолкнет, и мы перестанем быть даже друзьями. Да и навязываться, считалось дурным тоном. Мы почти все время проводили вместе, я ждала, что он обратит на меня внимание, как на девушку, но ничего не происходило. Он был мил, обходителен, но не переходил за черту нашей дружбы. А когда Мэттью исполнилось шестнадцать он начал постоянно проводить время в библиотеке особняка, и почти забыл про меня. Я страдала от безвыходности, сгорала от любви, мысль о том, что Мэттью не испытывает ко мне ничего кроме дружеских и братских чувств сводила с ума и ранило сердце сильнее ножа с серебряным лезвием. Потом я узнала, что Мэттью читает книги по колдовству и практикуется в магии. Это его новое увлечение мне совсем не понравилось. Колдовство считалось опасным занятием, к тому же книги, изучаемые Мэттью, являлись древними трактатами по черной магии. Я начала волноваться, ведь силы, которые пробуждал Мэттью, могли поработить его душу и разум. Однажды я поделилась с ним своими страхами, но не послушал меня, сказал, что магия – это великая, интересная наука и ее изучение полезно и может пригодиться в будущем. Он говорил это с таким воодушевлением, что я начала бояться за него еще больше.
Мэттью изменился, при общении с ним я начала чувствовать, что-то темное и злое, словно обволакивающее его тело. А в глазах появился не присущим ему ранее дьявольский блеск. Иногда мне становилось страшно оставаться с ним наедине. Я знала, что это последствия сильного углубления в изучение темные искусств магии.
Возможно сначала Мэттью хотел отвлечься изучением колдовства от проблем с отцом, который постоянно читал ему нотации и пытался наставить на путь истинный. Но у Майкла ничего не получалось, Мэттью вел себя с ним так, что скажи я ему такие слова, меня бы заперли в подземелье лет на десять или высекли плетью, покрытой серебром. Но глава клана терпел грубое и наглое поведение сына, возможно, потому что понимал свою вину и искал прощения.
Мэттью любил показывать мне чему научился. Он вызывал духов, взглядом разжигал огонь, заставлял потухнуть свечи. Его все это приводило в восторг, а меня пугало до ужаса. Все бы ничего, если Мэттью не стал чувствовать свое превосходство над окружающими, темные силы, постепенно завладевали им, очерняя душу. Я боялась, что Мэттью начнет творить по-настоящему ужасные вещи, применять заклинания посерьезнее простеньких вызовов духов. Я искала способ помочь, отговаривала Мэттью от занятия магией, но все оказалось без толку.
Но однажды все закончилось само по себе…
Шла глубокая ночь. Я приготовлялась ко сну. За окном бушевала буря, раздавались громкие раскаты грома, капли дождя безжалостно стучали в окно. Я сидела перед зеркалом и расчесывала волосы. От неяркого света свечей в бронзовых подсвечниках, стоящих на туалетном столике по комнате блуждали тени. Будь я обыкновенной человеческой девушкой, испытывающей страх перед темнотой, то почувствовала бы себя неуютно… Но для вампиров тьма это друг и помощник, так что меня не пугали ни гроза, ни тени. Но вдруг с противным скрипом открылась дверь в спальню. По моему телу пробежали холодные мурашки, и я почувствовала укол страха. В отражении зеркала я увидела, стоящую на пороге мужскую фигуру в черном плаще и натянутом на голову капюшоном, полностью скрывающем лицо. Неожиданного гостя осветила вспышка молнии, и он направился ко мне. Я выронила из рук расческу, та со стуком упала на пол. Мое сердце безумно колотилось от страха, я повернулась к мужчине. С его плаща стекала вода, образуя на полу лужицу. Я впала в ступор не в силах пошевелиться и произнести хоть слово, казалось, что ко мне заявился гость из самой преисподнии.
Мужчина скинул капюшон, и у меня отлегло от сердца, ночным гостем оказался Мэттью. Он был очень бледен, на нем совершенно не было лица. Невидящий взгляд твоего отца был устремлен куда-то вдаль. Я встревожилась, гадая, что же с ним произошло. Схватила Мэттью за руку и усадила на постель, сама присела рядом и спросила, что случилось?
- Я больше не буду заниматься магией, никогда! – тихо ответил он, так и не смотря на меня.
Тут я увидела на руках Мэттью кровь и почувствовала ее металлический запах, кровь несомненно принадлежала человеку.
- Что ты натворил? – с тревогой спросила я.
- Я ничего, это они… - чуть слышно пробормотал Мэттью. Он дрожал от холода, и я сняла с него мокрый плащ и накинула на плечи покрывало.
Больше из Мэттью не удалось вытянуть ни слова, он лег на кровать, положив голову мне на колени, и вскоре уснул.

 
SabrinaДата: Четверг, 01 Декабря 11, 22:35 | Сообщение # 18
Сharmed
Группа: Dark Slash
Сообщений: 164
Награды: 38
Репутация: 44
Статус: Offline
что-то ты зависла))) я все еще читаааю))) smile smile smile

Я иду, пока идется, используя сто процентов моих сил. Беру, что хочу, чего не хочу, не беру. Это и называется жить.
 
Мишель2447Дата: Четверг, 01 Декабря 11, 23:38 | Сообщение # 19
Chosen
Группа: Пользователь
Сообщений: 28
Награды: 6
Репутация: 9
Статус: Offline
Sabrina, вот продочка, пока тока стока)))

Я сидела, перебирая пальцами, волосы Мэттью, наслаждалась его присутствием и теплом его сильного тела. Но в то же время переживала, боясь, что он натворил что-то поистине ужасное. И надеялась, что слова о прекращении занятий магии правда.
Потом не заметила, как прилегла и уснула. В ту ночь я хорошо спала, чувствуя рядом тепло любимого человека...
Мэттью мне так и не рассказал, что с ним произошло. Да я несильно и настаивала, посчитав, что и не хочу знать, и пусть лучше все останется в тайне. Твой отец и правда бросил все занятия колдовством, что не могло меня не радовать.
Все пошло по-старому, Мэттью снова стал прежним. Мы опять начали много времени проводить вместе, и у меня вновь вспыхнула надежда, что он посмотрит на меня как на женщину. Но шли годы, ничего не менялось - мы оставались друзьями. Я выплакала все слезы, мое сердце страдало от невыносимой боли. Находится рядом с человеком, которого безумно любишь и не чувствовать взаимности - просто ужасно и больно.
А однажды, когда мне было уже двадцать пять, я, проходя мимо кабинета главы клана, услышала повышенные голоса Мэттью и Майкла. Они ругались и притом очень сильно, я понимала, что подслушивать это нехорошо, но не могла пройти мимо. Я прижалась ухом к двери и начала слушать.
- И чего ты хотел добиться тогда?! - донесся до меня голос Мэттью. - Хотел разбудить во мне звериные качества, тягу к убийствам?! А в итоге отдалил от себя, своими же руками вырыл бездну между нами! Боялся, что я стану близок с людьми? Мог бы найти и другой способ, а не приписывал бы еще и Анабель, зная, что в любом случае я выберу ее. Если бы ты тогда так не погорячился и не стал давить на меня, то возможно в будущем я бы понял кто я, а кто люди! И стал хорошим и послушным сыном, которым ты хотел меня видеть! Я больше не могу жить здесь, я уезжаю!мис
- Я жалею, что такое существо как ты, является моим отпрыском, - едва сдерживая ярость, процедил глава клана. - Отныне у меня нет больше сына! И ты не входишь в клан!
В замочную скважину я увидела, как Мэттью снял с пальцев перстни - символы принадлежности к вампирскому сообществу, и бросил их под ноги отца.
Я выпрямилась и обессилено прижалась к двери.
- Да и пожалуйста! - зло ответил парень.
- Ты сгниешь без денег в нищете! - прошипел Майкл.
- Не дождешься! - ответил сын и направился к выходу.
По моим щекам потекли слезы, я застыла на месте не в силах пошевелиться. Перед моим носом открылась дверь, и я увидела Мэттью. Он удивленно посмотрел на меня, явно не ожидая здесь увидеть.
Я, закрыв лицо руками, не в силах сдерживать слезы, побежала в свою комнату. Где громко зарыдав, упала на кровать, уткнувшись лицом в подушку.
'Он уезжает! Я безразлична ему и никогда мы не будем вместе!' - были мои мысли. Отчаянье и безвыходность, так охватили меня, что в истерике я начала стучать кулаками по постели.
Тут кто-то присел рядом, и теплая ладонь легла мне на плечо.
- Анабель, успокойся, - услышала я мягкий голос Мэттью. - Прости, но я не могу остаться. Все здесь душит меня, не дает свободно дышать, я чувствую себя словно в клетке. А отец... я не хочу больше видеть его...
- Возьми меня с собой, - я с надеждой посмотрела на него полными слез глазами.
- Я не могу, не хочу забирать тебя в неизвестность. Здесь ты в безопасности, и тут тебе будет лучше.
Мои губы задрожали, из глаз вновь полились слезы.
'Он меня не любит. Все надежды напрасны', - пронеслось в голове.
Я вновь, зарыдав, уткнулась лицом в подушку.
Потом почувствовала на виске теплое дыхание и легкий поцелуй, затем услышала шепот:
- Прости меня, но так действительно будет лучше.
А потом он ушел... уехал и я не видела его больше ста лет. И вот встретила, а как все обернулось...
Кэтрин была поражена рассказом Анабель и начала испытывать еще большее сочувствие к подруге отца.
Девушка положила руку на плечо вампирши, чтобы поддержать, как вдруг раздался голос Мэттью:
- Я даже почти не удивлен...
Обе девушки повернулись к нему. Парень стоял у входа в гостиную, прислонившись боком к стене, держа в одной руке пакет с продуктами.
 
sverhnovayaДата: Суббота, 10 Декабря 11, 20:07 | Сообщение # 20
Unleashed
Группа: Посвященный
Сообщений: 694
Награды: 34
Репутация: 79
Статус: Offline
Мишель2447, я прочла только начало пока, и мне понравилось. Очень хорошо!!! В ближайшее время обещаю дочитать, а с тебя продолжение)))))))))
 
Форум » Творческий форум » Собственные произведения » Проклятая сила (вампиры, ведьмы, демоны, ЛР)
  • Страница 1 из 2
  • 1
  • 2
  • »
Поиск:

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
интернет-магазин книг
Copyright darkromance.ucoz.ru © 2021 | Design by Resistance_to_Ignorance, kuzka
Все материалы представлены лишь для ознакомительного просмотра. Скачав какой-либо материал с сайта вы обязуетесь удалить его после ознакомления